Птицы семейств Oriolidae, Sturnidae, Corvidae, Bombycillidae, Cinclidae, Troglodytidae и Prunellidae, обитающие на территории Башкортостана

Валуев В.А.

Вестник Башкирского университета. Том 14. № 1. Уфа, 2009. С. 76-79. (Поступила в редакцию 19.11.2006 г.)

Приведён видовой состав птиц семи семейств (Иволговые, Скворцовые, Врановые, Свиристелевые, Оляпковые, Крапивниковые и Завирушковые) отряда Воробьеобразных Башкортостана. Выявлены количественные изменения каждого вида за полтора столетия. Показана численность видов и их обилие на территории республики в 2001-2005 гг. Отмечены сроки прилёта и отлёта, а также приведены фенологические наблюдения предыдущих исследователей.

Ключевые слова: обилие, численность, Предуралье, горы, Зауралье.

До сих пор на территории республики велись только фаунистические наблюдения. В данной работе приведены обобщающие сведения по численности и обилию рассмотренных ниже видов в настоящее время, а также показано изменение численности каждого вида на административной территории современного Башкортостана на протяжении 160 лет. Использовалась количественная характеристика по шкале балльных оценок обилия птиц, предложенная А.П. Кузякиным [1]. Для наглядности обилие приводится в цифрах – в круглых скобках в конце каждого очерка. Учёты проводились по методике Ю.С. Равкина [2]. При обработке данных использовался экстраполяционный коэффициент В.А. Валуева [3].

Иволга Oriolus oriolus. В середине XIX-го века была повсеместно распространена в лесах всего Оренбургского края [4]. В конце XIX-го столетия иволга оставалась обычным видом Предуралья и Урала [5]. Первую прилетевшую иволгу П.П. Сушкин [5] встретил 6 мая, последнюю – в середине августа. В горах Башкирского заповедника в разные годы (1937-1946) первые песни птиц этого вида отмечались с 18-24 мая [6]. Этот же исследователь указывал на то, что иволга обычна в нагорно-лесных, нагорно-лесостепных и предгорно-степных ландшафтах. В 1970-е годы она была обычной гнездящейся птицей всей территории Башкирии [7].

Самый ранний прилёт иволги зарегистрирован нами 20 апреля, самый поздний – 19 августа. В Предуралье весной и в репродуктивный период она редка (0,16 и 0,73). Количество её в это время составляет 13-17 тыс. и 60-80 тыс. особей. В августе этот вид становится очень редким (0,03), численность его падает до 2-4 тыс. экземпляров. В горах весной и летом иволга редка (0,43 – 0,36). Количество её в эти сезоны составляет 14-18 тыс. и 11-15 тыс. особей соответственно. В августе нам не встречалась. В Зауралье на весеннем пролёте иволга редка (0,22). Численность её составляет 2-4 тыс. птиц. Самая южная точка регистрации нами её в этом регионе – окрестности д. Богачёво, граница Баймакского и Хайбуллинского районов. Летом иволга чрезвычайно редка.

Обыкновенный скворец Sturnus vulgaris. В большом количестве этот вид обитал на всей территории Оренбургского края в середине XIX-го века [4]. Прилёт первых особей в 1891 г. происходил в середине марта, отлёт заканчивался в конце сентября [5]. Этот же автор указывал на многочисленность его в Предуралье и редкость в горах. Достоверных сведений о гнездовании в нагорно-лесных ландшафтах в первой половине XX-го века не было, хотя его дважды встречали в середине лета (11 июня 1940 г. и 7 июля 1941 г.) в Башкирском заповеднике; на пролёте здесь же он регистрировал их в 1939, 1940, 1944 и 1945 годах [6]. Этот же исследователь считал скворцов многочисленной птицей лесостепи. Обычным видом Башкирского заповедника скворца считала Н.М. Лоскутова [8]. Как на многочисленную гнездящуюся птицу всей территории Башкирии на него указывали В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин [7].

В настоящее время массовый прилёт скворцов происходит в первой половине апреля, хотя небольшие стайки отмечены под Уфой и 20 марта. Известны случаи зимовки одиночных особей (Валуев, 2002а). Массовый отлёт происходит в первой половине сентября, но некоторые стайки держатся до октября. В Предуралье во время весеннего пролёта и летом скворец является обыкновенным видом (1,86 и 2,7). Количество его в эти периоды составляет 160-180 тыс. и 230-270 тыс. птиц соответственно. В августе он становится очень редким (0,06), численностью 2-4 тыс. особей. В горах поймы р. Нугуш в середине июня скворец является обычной птицей (1,32 особи/км?); в пойме р. Белой ни в 2001 г., ни в 2002 г. мы этот вид не встретили; также мы не встретили птиц этого вида 29 мая 2004 г. в пойме р. Нукат в горах Белорецкого района. В целом на гнездовании в этом регионе скворец является чрезвычайно редким видом (0,007), численностью несколько сот особей. В Зауралье практически все поселения скворца сосредоточены в населённых пунктах. Вне поселений человека скворцы встречались лишь во время весенней миграции (3,2). Их количество в это время составляло 40-50 тыс. экземпляров.

Розовый скворец Sturnus roseus. Был зарегистрирован в окрестностях р. Таналык [4]; в Башкирском заповеднике 26 мая 1945 г. [6]; в июне 1980 и 1981 гг. в районе Каповой пещеры [8], 6 июня 1989 г. на берегу р. Нугуш в хуторе Кашеля в национальном парке «Башкирия» . [9]

Кукша, или ронжа Perisoreus infaustus. В середине XIX-го века встречалась в густых хвойных лесах Урала [4]. В конце XIX-го столетия на территории Башкортостана встречена парочка птиц этого вида один лишь раз – 15 августа 1891 г. у подножия г. Иремель [5]. В начале XX-го в. обитала севернее г. Белорецка – в верховьях рек Малый и Большой Инзер [10].

Мы встречали одиночных кукш 19 сентября 2001 г. в окрестностях д. Старый Илик Бакалинского района и 4 апреля 2006 г. в окрестностях г. Уфа. Выводок из 4 птиц наблюдали в середине июня 2007 г. в пойме р. Юрюзань в Белорецком районе (на границе с Челябинской областью).

Сойка Garrulus glandarius. В середине XIX-го века сойка была распространена по всему Оренбургскому краю, но нигде не встречалась в большом количестве [4]. С конца XIX-го столетия эта птица наиболее часто встречается в горных районах республики, чем в равниной её части [5], [6], [7].

По нашим данным, весной и летом сойка в Предуралье чрезвычайно редка (0,0002 и 0,003). Численность её в эти сезоны составляет от нескольких десятков, до нескольких сот особей. Осенью количество этого вида возрастает до 1 тыс. особей (0,009). Зимой, хотя на территории Предуралья количество птиц этого вида увеличивается до 65-75 тыс. особей, сойка остаётся редким видом – (0,77). В горах та же картина – сойки практически нет весной, появляется летом (0,05) и достаточно резко возрастает осенью (0,48); в эти сезоны её численность составляет несколько сотен, 1-3 тыс. и 15-20 тыс. особей. В Зауралье весной она чрезвычайно редка (0,001), численностью 100-200 птиц. Летом нами не отмечалась.

Сорока Pica pica. В середине XIX-го века сорока была распространена по всему Оренбургскому краю, но нигде не была очень обыкновенна [4]. О численности этого вида в конце XIX-го столетия нельзя сказать ничего определённого по той причине, что в начале 1880-х годов из-за моды на перья этой птицы в Уфимской губернии сороку как вид буквально уничтожили [5]. Обычная гнездящаяся и зимующая птица Урала и Зауралья первой половины XX-го века [6]. Обычный, местами многочисленный вид 1970-х годов [7].

Количество сороки вне населенных пунктов в Предуралье весной и летом практически одинаково (1,02) и составляет 90-100 тыс. птиц. Осенью немного уменьшается (0,68), до 60-70 тыс. экземпляров. Зимой сорока становится обычным видом (6,34), её количество в это время достигает 570-610 тыс. птиц. В горах с весны до осени её численность постепенно падает (0,14, 0,09 и 0,02) – 4-6 тыс., 3-4 тыс. и около 1 тыс. особей соответственно. В Зауралье весной этот вид редок (0,27), летом – очень редок (0,06). Количество сороки в эти периоды находится в пределах 3-5 тыс. и около 1 тыс. птиц. Анализируя круглогодичную динамику численности этого вида, можно предположить, что сорока является достаточно активным кочующим видом. Иначе как объяснить вспышку численности её в зимнее время?

В таком большом городе как Уфа, численность сорок зимой 1990 г. достигала в январе 5600, в феврале -11000 особей, а в 2002 г. (в те же сроки) – 3200-7000 птиц [11]. Очень большая концентрация сорок наблюдается в зимнее время на дорогах республики. Так, на автотрассе Уфа – Мраково 23 и 24 января 2003 г. численность птиц этого вида достигала 40,7 особей/км?, или 0,3 особи на 1 км пути [12].

Кедровка Nucifraga caryocatactes. В середине XIX-го века кедровка была обыкновенна в северных лесах Урала и редка в южных. Залёты были известны и в конце XIX-го столетия [5]. В первой половине XX-го века характер залётов на территорию Южного Урала хорошо описал С.В. Кириков [6]. Этот же исследователь сообщал, что кедровки держатся в указанной местности до выпадения снега и употребляют в пищу, в основном, беспозвоночных животных. Из растительной пищи он встретил у них лишь семена костяники, степной вишни и шиповника. Гнездилась в 1980-е годы в Иремельском массиве [13]. В районе Иремельского массива кедровку встречал в начале 1980-х годов А.Р. Ишбирдин (устн. сообщ.).

Нам, с 1981 по 2005 гг., кедровки встречались: в Нуримановском районе – в окрестностях д. Чандар 20 октября 1988 г. (2 кедровки добыты; их чучела экспонируются в музее БашГУ); в Мелеузовском районе – в ноябре 1988 г. – одна добыта, две встречены в сентябре и ноябре 2002 г. в Кугарчинском районе. Причём в сентябре 1988 г. в Мелеузовском и Архангельском районе кедровка встречалась также часто, как сороки и галки. Встреченная в ноябре птица добывала жёлуди из-под снега. Таким образом, в Предуралье республики птицы этого вида появляются один раз в несколько лет.

Галка Corvus monedula. В середине XIX-го века галка была обыкновенным видом, широко распространённым по всему Оренбургскому краю [4]. В конце XIX-го столетия также была повсеместно обыкновенная птица Уфимской губернии [5]. Наиболее многочисленной в гнездовое время в нагорно-лесных, чем в нагорно-лесостепных и степных ландшафтах была в первой половине XX-го века [6]. В 1970-х годах являлась обычной, местами многочисленной, частично осёдлой и перелётной птицей [7].

По нашим данным, в Предуралье вне населённых пунктов весной галка является редким видом (0,13), численностью 10-14 тыс. особей. Летом она попадает в категорию «обычный вид» (1,7), количество галки достигает 150-170 тыс. экземпляров. Осенью обилие галки снижается практически до уровня весны (0,14), а зимой, хотя галка и остаётся в категории редкий вид, возрастает более чем в 3 раза (0,55); численность её достигает в это время 45-55 тыс. особей. В горах галка летом и осенью очень редка (0,02 и 0,01), в это время численность её составляет 0,7-0,9 тыс. и 0,3-0,5 тыс. особей. В Зауралье гнездится около 1 тыс. пар.

На автотрассе Уфа – Мраково обилие этого вида в январе-феврале 2003 г. составляло 152 особи/км?, или 1,22 птицы на 1км трассы [12]. В окрестностях г. Салават есть место в открытом поле, где галки в большом количестве зимуют из года в год. Мониторинг численности птиц населяющих Уфу в зимнее время года показал следующие результаты. Число галок в г. Уфе в январе – феврале 1990 г. колебалось от 32000 до 64000, а в 2002 г. – находилось в рамках 1800 – 5700 особей [11]. То есть количество галок за 12 лет уменьшилась, примерно, в 12 раз. Причину, такого катастрофического падения численности мы пока достоверно не выявили. Можно только сказать, что это не бескормица.

Грач Corvus frugilegus. В середине и В конце XIX-го века грач являлся обыкновенной птицей открытых пространств [4], [5]. П.П. Сушкин [5] сообщал, что эти птицы прилетают в первой половине марта, а к концу сентября исчезают совершенно. В первой половине XX-го века в лесостепи гнездился большими колониями, а в нагорно-лесных ландшафтах был редок [6]. С.В. Кириков [6] указывает, что на весенних и осенних миграциях грач встречается повсеместно. Многочисленной гнездящейся птицей всего региона, за исключением лесных районов Южного Урала грач был в 1970-х годах [7].

Самые ранние массовые прилёты в окрестности г. Уфы регистрировались 6 марта, самые поздние – 3 апреля. В Предуралье, кроме зимы, грач является обыкновенным видом (2,95; 6,05 и 1,26). Численность его в эти периоды составляет 250-300 тыс., 540-580 тыс. и 100-130 тыс. особей соответственно. Массовый отлёт происходит в ноябре, когда снег покроет землю. В последние 20 лет грачи стали оставаться зимовать. В это время они встречаются, в основном, в городах республики, реже – в деревнях. В Уфе, в январе-феврале 1990 и 2002 гг., его количество достигало до 2000 особей [11]. В горах с весны по осень грач очень редок (0,03 – 0,02), численностью около 1 тыс. особей. В Зауралье весной обычен (2,2), летом редок (0,7). Численность его соответственно составляет в эти периоды 30-35 тыс. и 8-12 тыс. особей.

Чёрная ворона Corvus corone. На территории современного Башкортостана чёрную ворону изредка встречали под Уфой во второй половине XIX в. [5]. На протяжении столетия птиц этого вида в республике не отмечали.

Мы встретили по одной особи 19 и 22 апреля 1990 г. в окрестностях г. Нефтекамск и одну птицу 29 мая 2004 г. у оз. Сатка (окрестности д. Давлетово) в Абзелиловском районе.

Серая ворона Corvus cornix. Весьма обыкновенным видом в пределах Башкирии эту птицу считали почти все предыдущие исследователи [4], [5], [7]. О численности этой птицы в Зауралье и на Южном Урале С.В. Кириков [6] данных не приводит, указывая лишь на её присутствие.

В настоящее время, вне человеческих поселений на территории Предуралья серая ворона круглогодично является обыкновенным видом. Её численность весной составляет 320-360 тыс., (3,68); летом 400-430 тыс., (4,46); осенью 150-190 тыс., (1,8); зимой – 450-500 тыс. особей, (5,19). На зимних автотрассах в Предуралье количество птиц этого вида меньше чем галок и сорок – 33,4 особей/км², или 0,26 на погонный километр дороги [12]. При учёте численности серой вороны в г. Уфе в январе – феврале 1990 г. её количество составляло от 57000 до 70000 особей, а в то же время 2002 г. – от 24000 до 48000 [11]. В горах весной и осенью этот вид редок (0,35 и 0,82), численность его составляет 11-15 тыс. и 27-32 тыс. особей соответственно. Летом серая ворона в этом регионе очень редка (0,01); численность её в это время составляет около тысячи особей. В Зауралье она обыкновенна и весной и летом (1,4 и 2,61). Количество её в эти периоды составляет 18-22 тыс. и 35-40 тыс. особей соответственно.

Ворон Corvus corax. В середине и в конце XIX-го века, а также в первой половине XX-го века ворон был распространён широко, но встречался не часто [4], [5], [6]. К западу и югу от долины р. Белой в 1970-х годах эта птица встречена лишь на Белебеевской возвышенности, где была отмечена как очень редкий вид; в Зауралье ворон найден только в верховьях рек Урал и Уй; более обычным этот вид был лишь в лесах Уфимской возвышенности и Южного Урала [7].

В настоящее время на территории Предуралья во все сезоны ворон является редким видом – весной (0,29), летом (0,39), осенью (0,34) и зимой (0,67). Численность его в этом регионе колеблется от 25-30 тыс., 33-40 тыс., 26-34 тыс. и 57-67 тыс. особей соответственно. В горах ворон очень редок весной (0,05). Летом и осенью – редок (0,23 и 0,27). Количество ворона весной составляет 1-3 тыс., летом 6-10 тыс. и осенью 8-12 тыс. особей. В Зауралье он и весной и летом очень редок (0,07 и 0,03). Численность его в эти сезоны составляет около 1 тыс. и 0,5 тыс. особей соответственно.

Свиристель Bombycilla garrulus. О том, что свиристель является зимней птицей, сообщал Э.А. Эверсманн [4]. Того же мнения придерживаются и все дальнейшие исследователи. П.П. Сушкин [5], указывал, что эти птицы появляются в октябре стайками до 20 штук, питаются шиповником и очень осторожны. За 17 лет исследований на Южном Урале отмечены лишь 4 встречи с этими птицами – в 1932, 1940, 1942 и 1945 гг. [6]. Все эти регистрации происходили в Башкирском заповеднике.

Нам, в зимнее время на территории Предуралья Башкортостана вне населённых пунктов, на учётных маршрутах свиристели ни разу не встретились. В г. Уфе – в 1990 г. свиристели были отмечены в первой половине января, их было более 1100 особей. Затем они исчезли и появились только во второй половине февраля – более 6500 птиц. Около 400 особей держалось в Уфе весь январь 2002 г., в первой половине февраля свиристелей было более 35000. а во второй половине этого месяца их численность не превышала 1000 особей [11]. Прилетают свиристели в Башкортостан в разные годы по-разному. Весной задерживаются до первых чисел апреля.

Оляпка Cinclus cinclus. Оляпка держится всех каменистых речек Южного Урала и его Предгорий [4], [6], [7]. П.П. Сушкину [5] птицы этого вида встречались не только в горах, но и в равниной части Предуралья.

В настоящее время этот вид встречается только в горах. Здесь гнездится 150-350 этих птиц, (0,005). После вылета молодых оляпка попадает в категорию «очень редкий вид» (0,05), её количество увеличивается до 1-2 тыс. особей.

Крапивник Troglodytes troglodytes. На территории Башкортостана встречен в июне-июле 1965 г. в Гафурийском районе в д. Каварды Ф.С. Утягановым и 2 октября 1966 г. в окрестностях д. Чишмы Бирского района [14]. В Башкирском заповеднике отмечен 21 сентября 1981 г. [8]. Очень редким залётным видом г. Уфы, его считал Е.В. Карев [7].

Мы встречали крапивника только в послегнездовое время. В пойме р. Белой встречи произошли 13 августа в окрестностях Каповой пещеры и 2 августа 2001 г. в 15 км ниже по течению р. Белой от д. Максютово. В окрестностях д. Тюлебаево Кугарчинского района наблюдали его 8 октября 2004 г. Залетевшего с улицы крапивника поймала в помещении санатория Юматово И.Н. Валуева 2 февраля 2001 г. [15]. В это время стояли 30-градусные морозы и хотя роговые чехлики с когтей птицы слезли, крапивник выглядел бодро. Это доказывает, что температура не влияет на отлёт птиц этого вида.

Сибирская завирушка Prunella montanella. Сибирская завирушка встречена на территории Башкортостана один только раз – 21 сентября 1981 г. в Башкирском заповеднике [8].

Лесная завирушка Prunella modularis. П.П. Сушкин [5] занёс лесную завирушку в список птиц Уфимской губернии на основании сообщений М. Рузского, нашедшего эту птицу гнездящейся в Казанской губернии. В районе горы Иремель добыт 3 июля 1938 г. Е. Потехиной, найдена В.Д. Ильичёвым и В.Е. Фоминым гнездящейся на Уфимском плато и в окрестностях с. Новобелокатай в 1976 году [7]. Гнездилась в районе горного массива Иремель [13].

Самая ранняя встреча нами этой птицы произошла 28 апреля, самая поздняя – 28 августа. Ни на Уфимском плато, ни восточнее лесную завирушку мы не встречали. Летающий птенец, зовущий родителей, зарегистрирован нами 11 июня 2001 г. на границе Салаватского района и Челябинской области, в окрестностях г. Усть-Катав. В Предуралье этот вид распространён достаточно широко – от Гафурийского района и истока р. Уршак до поймы р. Камы [16]. Весенний пролёт не выражен. В Зауралье этот вид нами не встречен. В репродуктивный период на территории Башкортостана находится немногим более 100 птиц. Осенью лесная завирушка остаётся в той же категории «чрезвычайно редкой птицы» (0,06) как и в другие периоды, хотя численность её возрастает до 800 особей.

To the birds of family Oriolidae, Sturnidae, Corvidae, Bombycillidae, Cinclidae, Troglodytidae and Prunellidae of Bashkortostan

Valuyev V.A.

The specific structure of birds of seven families (Oriolidae, Sturnidae, Corvidae, Bombycillidae, Cinclidae, Troglodytidae and Prunellidae) group Passeriformes of Bashkortostan is resulted. Quantitative changes of each kind for one and a half centuries are revealed. Number of kinds and their abundance in territory of republic per 2001-2005 is shown. Are noted terms of an arrival and flying away, and also phenological supervision of the previous researchers are resulted.

Литература:

[1] Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учён. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. Т. 109. М., 1962. С. 3-182.

[2] Равкин Ю.С. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск, Наука, 1967. С.66-75.

[3] Валуев В.А. Экстраполяционный коэффициент как дополнение к учёту численности птиц по методике Ю.С. Равкина (1967) для территорий со значительной ландшафтной дифференциацией // Вестник охотоведения. М., 2004. Т.1, № 3. С. 291-293.

[4] Эверсманн Э.А. Естественная история Оренбургского края.– Ч. 1. Вступление в подробную естественную историю Оренбургской губернии. Оренбург, 1840. 99 с.; Ч. 3. Естественная история птиц Оренбургского края. Казань, 1866.

[5] Сушкин П.П. Птицы Уфимской губернии. М., И. Н. Кушнеревъ и К°, 1897. 325 с.

[6] Кириков С.В. Птицы и млекопитающие в условиях ландшафтов южной оконечности Урала. М., Изд-во АН СССР, 1952. 412 с.

[7] Ильичёв В.Д., Фомин В.Е. Орнитофауна и изменение среды (на примере Южно-Уральского региона). М., Наука, 1988. 247 с.

[8] Лоскутова Н.М. Современное состояние редких видов птиц Башкирского заповедника // Практическое использование и охрана птиц Южно-Уральского региона. М., 1983. С. 63-66.

[9] Нехорошков С.А. Дополнительные заметки по фауне птиц РБ // Итоги биологических исследований 2001 г. Вып. 7.: Сборник научных трудов. Уфа, РИО БашГУ, 2003. С. 25-26.

[10] Snigirewskii S. Zur Verbreitung der Vogel im sudlischen Ural-Gebirge und neue Unterarten aus dieser Gegend // J. Ornithol. 1931. Jg. 79, H. 1. S. 57-66.

[11] Валуев В.А. Динамика зимней авифауны г. Уфы (на примере 1990 и 2002 годов): Преринт. Уфа, РИО БашГУ, 2003. 12 с.

[12] Валуев В.А. Птицы на зимних дорогах Башкирии // Вестник Башкирского университета. Уфа, 2003а. № 3-4. С. 36-37.

[13] Подольский А.Л., Садыков О.Ф. Новые данные по орнитофауне Башкирии // Орнитология. 1983. Вып. 18. С. 176-178.

[14] Кучеров Е.В, Мигранов М.Г., Яфаева З.Ш., Дьяченко И.П., Баянов М.Г., Маматов А.Ф., Бурзянцев А.В., Федичкин П.П. Животные, нуждающиеся в охране и рациональном использовании // Красная книга Башкирской АССР. Уфа, Башкирское книжное издательство, 1984. С. 133-190.

[15] Валуев В.А. Дополнительные сведения о редких птицах Башкортостана // Итоги биологических исследований. 2001 г. Вып. 7.: Сборник научных трудов. Уфа: РИО БашГУ, 2003. С. 54.

[16] Валуев В.А. Новые данные по авифауне лесостепных районов Предуралья Башкортостана // Итоги биологических исследований. 2001 г. Вып. 7.: Сборник научных трудов. Уфа, РИО БашГУ, 2003. С. 51-54.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *