Шарафутдинова Т.А.

Статьи:

  • Соотношение сизых голубей с типичной и нетипичной окраской некоторых регионов России

  • Влияние листьев крапивы на развитие цыплят

  • К весенней орнитофауне старых индивидуальных застроек г. Уфы

  • К поведению длиннохвостой неясыти в гнездовой период на территории Башкортостана

  • Определение некоторых видов речных уток по маховым перьям

  • Идентификация врановых птиц по первостепенным маховым перьям, оставшимся после попадания птицы в двигатель летательного аппарата

  • К орнитофауне садовых участков г. Октябрьского Республики Башкортостан

  • Фезеринг и проблемы его развития на Южном Урале

  • Интегрированный показатель природоохранной значимости (R) птиц отрядов Соколообразные, Совообразные, Ракшеобразные, Удодообразные и Дятлообразные (на 2009 г.)

  • Дополнение к весенней орнитофауне старых индивидуальных застроек г. Уфы

  • Поправка к статье «К орнитофауне садовых участков г. Октябрьского Республики Башкортостан»



Соотношение сизых голубей с типичной и нетипичной окраской некоторых регионов России

Валуев В.А.*, Галиева Л.Ф.**, Полежанкина П.Г.***, Фоминых М.А.****, Шарафутдинова Т.А.*****

*Заведующий учебно-научным музеем БашГУ;

г. Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32. Тел./факс (347) 273-67-90.

ValuyevVA@mail.ru

**Сотрудник учебно-научного музея БашГУ;

г.Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32. Тел./факс (347) 273-67-90.

galieva-liliya@yandex.ru

***Н.с. лаборатории экологии и управления поведением птиц ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН;

г. Москва, 117071, Ленинский пр., 33.

IPEE.PP@gmail.com

****Студент 5 курса биологического факультета БашГУ;

г. Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32.

maksim19878@rambler.ru

*****Сотрудник учебно-научного музея БашГУ;

г.Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32. Тел./факс (347) 273-67-90.

tatinka_sh@mail.ru

Башкирский орнитологический вестник. Уфа, РИО БашГУ, 2009. Вып. 6. С. 12-13.

В последние два десятилетия на территории России происходит интенсивное изменение окраски сизых голубей. Особей с типичной окраской, которых в свое время описывали Мекленбурцев Р.Н. (1951), Нечаев В.А. (1993), Fitter (1966) и Sinclair et al (1993) с каждым годом, по крайней мере, в Башкирии, становится все меньше. Задавшись вопросом, одинаково ли протекает процесс изменения окраски сизого голубя в разных частях России, мы исследовали территории Башкортостана, Татарстана и Москвы в конце апреля – начале мая 2009 года. Осмотрено более двух тысяч голубей.

В результате наших наблюдений выяснилось, что на территории Башкортостана и Татарстана процент голубей с типичной окраской, характеризующейся наличием двух черных четких полос на крыле, составляет 5,1% в республике Татарстан и 8,1% в республике Башкортостан.

В Москве данный показатель существенно отличается, составляя 33 % от общего числа особей.

Таким образом, можно констатировать, что у особей, живущих между Волгой и Уралом, изменение окраски по сравнению с сородичами, обитающими на территории Москвы, протекает намного интенсивнее.

Литература:

Мекленбурцев Р.Н. Голубеобразные // Птицы Советского Союза. М., Советская наука, 1951. Т.2. С. 3-70.

Нечаев В.А. Сизый голубь // Птицы России и сопредельных регионов: Рябкообразные – Совообразные. М., Наука, 1993. С. 85-98.

Fitter R.S.R. British birds. L., Collins, 1966, 288p.

Sinclair I. Field Guide to the Birds of Southern Africa. Cape Town, Singapore, Cornelis Stuik House, Tien Wah Press, 1993. 426p.



Влияние листьев крапивы на развитие цыплят

Валуев В.А*, Шарафутдинова Т.А.**

*Заведующий учебно-научным музеем БашГУ;

г. Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32. Тел./факс (347) 273-67-90.

ValuyevVA@mail.ru

**Сотрудник учебно-научного музея БашГУ;

г.Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32. Тел./факс (347) 273-67-90.

tatinka_sh@mail.ru

Башкирский орнитологический вестник. Уфа, РИО, БашГУ, 2009. Вып. 6. С. 13-14.

С 11 ноября по 1 декабря 2008 г. в авиарии учебно-научного музея БашГУ нами были проведены опыты по влиянию листьев крапивы на организм цыплёнка. Расфасованные по упаковкам листья крапивы куплены в аптеках г. Уфы. К сожалению, на упаковке не был указан вид крапивы. Температура воздуха в помещении авиария поддерживалась в пределах 18 -24°С; освещение (лампы дневного цвета) включалось в 7-00, выключалось в 21-00.

Цыплятам, с однодневного возраста, крапива давалась в виде настоя – листья помещались в сосуд, заваривались крутым кипятком и настаивались несколько минут. Затем жидкость охлаждалась в более просторной посуде до температуры 35-40°С и подавалась птенцам. В опытах участвовало 100 птенцов. Они были разделены на 5 групп. В четырёх опытных группах было по 15 цыплят, в пятой (контрольной) – 40. Контрольной группе давалась вода из-под крана, подопытным группам подавался настой в следующих концентрациях: 1 группа – 8 г/л, 2 – 3,2 г/л, 3 – 1 г/л и 4 – 0,5 г/л.

1 декабря дважды было произведено групповое взвешивание каждой группы. Причём из контрольной группы птенцы в количестве 15 особей оба раза брались вслепую. Каждая группа взвешивалась вся (не по одному цыплёнку). На вид цыплята во всех группах были одинакового размера. Взвешивание показало, что самый большой привес был у 4 группы – в среднем один цыплёнок весил 57,9 г.; на втором месте находилась 3 группа – 54,7 г.; на третьем месте вторая – 53,8 г.; четвёртое место делили первая и контрольная группы – по 53,3 г.

Данный опыт показывает, что листья крапивы в виде настоя благотворно действуют на организм цыплёнка только в малых концентрациях (0,5 г/л). При увеличении концентрации до 8 г/л крапива уже не даёт положительного эффекта. В связи с тем, что многие виды птиц употребляют семена крапивы, следует это растение, хотя бы и в малом количестве оставлять на газонах городов, особенно в парках. Это позволит птицам чувствовать себя в городах более комфортно.



К весенней орнитофауне старых индивидуальных застроек г. Уфы

Шарафутдинова Т.А.

Сотрудник учебно-научного музея БашГУ;

г. Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32. Тел./факс (347) 273-67-90.

tatinka_sh@mail.ru

Башкирский орнитологический вестник. Уфа, РИО, БашГУ, 2009. Вып. 6. С. 27-28.

Исследования проводились в биотопе старых индивидуальных застроек 20-30-х годов – частном секторе (правобережье р. Белой) Ленинского района микрорайона Нижегородка. Для данного района характерны малые участки земельных наделов, использующихся в основном под огородные культуры. Улочки узкие, без посадок. Маршруты проходили по следующим улицам: Горная, Трактовая, Окрайная, Марата, Писарева, Нехаева, Малая Лесопильная, Коммунистическая, Мал. Ахтырская, Аральская, Слободская, Ахтырская, Красина, Свердлова, Леваневского.

Учеты проводились по методике Равкина Ю.С.(1967). Систематический порядок птиц приведен по Степаняну Л.С. (2003). Использована градация по обилию птиц, предложенная Кузякиным А.П. (1962). Обилие указано в круглых скобках рядом с названием вида.

Исследования проводились со второй половины марта по 30 апреля.

Во второй половине марта обнаружены птицы 6 видов. Из них к весьма многочисленным относился домовый воробей (463,05); к многочисленным: сизый голубь (24,83), серая ворона (57,93), свиристель (39,41), большая синица (93,20); к обычным – дрозд-рябинник (1,97).

В первой половине апреля зарегистрированы представители 10 видов птиц. К весьма многочисленным относились большая синица (147,72) и домовый воробей (530,61). К многочисленным сизый голубь (52,48) и серая ворона (62,78); к обычным полевой жаворонок (1,94), белая трясогузка (7,77), сорока (9,72), полевой воробей (3,89), зяблик (1,94), коноплянка (7,77).

Во второй половине апреля обнаружены представители также 10 видов птиц. По сравнению с первой половиной апреля исчезли сорока, полевой жаворонок и коноплянка, появились кряква и озерная чайка. Весьма многочисленными были серая ворона (110,29), большая синица (102,86) и домовый воробей (636,19); многочисленными – кряква (51,43), озерная чайка (19,05), сизый голубь (15,24), белая трясогузка (81,90), полевой воробей (22,86), зяблик (15,24).

Литература:

Валуев В.А. Динамика зимней авиафауны г. Уфы (на примере 1990 и 2002 годов): Препринт. Уфа, РИО БашГУ, 2003. 12 с.

Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учен. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. М., 1962. т. 109. С. 3-182.

Равкин Ю.С. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск, Наука, 1967. С. 66-75.

Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий (в границах СССР как исторической области). М., 2003. 808 с.



К поведению длиннохвостой неясыти в гнездовой период на территории Башкортостана

Шарафутдинова Т.А.

Сотрудник учебно-научного музея БашГУ;

г. Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32. Тел./факс (347) 273-67-90.

tatinka_sh@mail.ru

Башкирский орнитологический вестник. Уфа, РИО, БашГУ, 2009. Вып. 6. С. 28-29.

В научной литературе упоминается, что в гнездовой период самка уральской неясыти смело защищает птенцов, нападая на людей (Рябицев, 2002; Пукинский, 2005). Однако до настоящего времени по наблюдениям орнитологов, егерей и охотников Башкортостана этот факт никак не подтверждался. Поэтому подтверждение факта нападения этой птицы на человека, по нашему мнению, должно представлять интерес, в первую очередь, для орнитологов, занимающихся поведением птиц.

3 мая во время проведения орнитологического учета в окрестностях города Октябрьского был замечен птенец, сидящий на вершине сухого сломанного дерева, высотой примерно 3,5-4 метра. Длина тела птенца составляла около 20-25 см.

В то время как я, стоя на расстоянии 10 метров от птенца, делала его письменное описание, сзади абсолютно бесшумно налетела сова, и, нанеся удар лапой по голове, пролетела вперед. Я поспешила удалиться от места гнездования, успев определить по внешнему виду птицы ее принадлежность к видуStrix uralensis. Спустя два дня я вновь посетила это место. Но птенца найти не удалось. Сову заметила примерно на расстоянии 40 метров от себя. При попытке приближения к ней, птица уже не нападала, а отлетала на небольшое расстояние, метров на 20-25, как бы уводя меня от гнезда.

Таким образом, подтверждается, что в случае приближения человека к гнезду или птенцу длиннохвостая неясыть изначально старается отвести человека в сторону, но если чувствует непосредственную угрозу птенцу – активно нападает.

Литература:

Пукинский Ю.Б. Длиннохвостая неясыть Strix uralensis (Pallas, 1771) // Птицы России и сопредельных регионов: Совообразные – Дятлообразные. М., т-во научных изданий КМК, 2005. С. 72-85.

Рябицев В.К. Птицы Урала, Приуралья и Западной Сибири. Справочник-определитель. Екатеринбург, изд-во Урал. ин-та, 2002. 608 с.



Определение некоторых видов речных уток по маховым перьям

Валуев В.А., Галиева Л.Ф., Шарафутдинова Т.А.

Башкирский государственный университет, г. Уфа, ValuyevVA@mail.ru

Материалы Первой Всероссийской научно-технической конференции «Проблемы авиационной орнитологии». М., ИПЭЭ РАН, 2009. С. 91-93.

В данной статье рассмотрено определение кряквы, чирка-свистунка, серой утки, свиязи, чирка-трескунка и широконоски по маховым перьям. Методика измерения перьев применялась по В.А. Валуеву, Л.Ф., Галиевой (2009) и В.А. Валуеву, Т.А. Шарафутдиновой (2009). Данные промеров маховых перьев показывают, что применение такого параметра как длина пера и максимальная кривизна являются определяющими в данном подсемействе в качестве диагностических признаков. Так, при длине пера (Lст) менее 9 см, можно с уверенностью сказать, что данное перо второстепенное и принадлежит одному из двух видов чирков или широконоске.

У широконоски на уровне 6 см от вершины по стержню внутреннее и наружное опахала имеются на всех второстепенных перьях. А у чирков они имеются только на 8-10М². При этом, у чирка-трескунка на всех второстепенных перьях имеется белая широкая вершинная полоса, которая остаётся в виде узкой полоски только на 10М², что хорошо отличает данный вид. 8,9М² широконоски отличается от таких же перьев чирка-свистунка тем, что значение МК широконоски более 1 см, а у чирка-свистунка – менее 1 см. 10М² широконоски в длину более 9 см, у обоих видов чирков – менее 9 см.

Если длина пера более 9 см, то оно может принадлежать второстепенным перьям кряквы, серой утки, свиязи или к первостепенным маховым перьям всех рассматриваемых видов.

У кряквы и серой утки отношение мк/ст М¹ менее 0,07, при длине пера более 11,5 см. Между собой они отличаются тем, что у серой утки на основании внутреннего опахала имеется белое поле, занимающее часть этого опахала от середины до очина.

Если отношение Оно/Ово больше 1,04, а длина очина менее 2,6 см, то перо относится к М² свиязи. У кряквы Оно/Ово М² меньше 1,04, а длина очина больше 2,7 см.

У второстепенных перьев кряквы ширина вершинной полосы (или хотя бы её участка) ≥ 0,4 см, а у серой утки и свиязи – меньше. 4-8М² перья свиязи отличаются от перьев серой утки наличием тёмного пятна с зеленоватым блеском на наружном опахале. 9М² свиязи имеет белое пятно по краю наружного опахала начинающегося с вершины и заканчивающегося в нижней трети опахала (считая от вершины), как 9,10М² селезня серой утки. Друг от друга они различаются тем, что максимальная ширина белого пятна у свиязи менее 0,9 см, а у серой утки более 1,4 см. М² серой утки отличаются от таковых свиязи ещё и тем, что белый цвет стержней этих перьев у серой утки доходит до середины опахал, а у свиязи до 1/5 опахала. Если на вершине пера белый цвет отсутствует, или присутствует лишь в виде белого пятнышка (а не полоски, хотя бы узкой), то это 1 или 2 М² серой утки.

Если стержни первостепенных маховых чисто белые от начала до конца, то они принадлежат широконоске или чирку-трескунку. У широконоски 1-5М¹ больше 15 см. Если длина пера меньше 10 см, то это 9-10М¹ чирка-трескунка. Таким образом, по длине пера можно спутать 6-10М¹ широконоски с 1-8М¹ трескунка. Но МК 1-4М¹ у трескунка ≥ 0,5 (в то время как у широконоски это значение не больше 0,3 см), поэтому, под вопросом остаются 5-8М¹. Следующий этап – измерение максимальной ширины наружного опахала (Dноmax). У широконоски Dноmax 7-10М¹ находится в пределах 0,7-0,8 см, а у трескунка ≤ 0,6. Итак, остаётся опознать 6М¹ широконоски. Проблему можно решить, измерив длину окружности внутреннего опахала. У широконоски это значение более 11 см, у трескунка менее 10 см.

У первостепенных маховых серой утки внутренние опахала в основании белые, причём белый цвет соединяется с очином и доходит лишь до половины пера. У кряквы, если и есть посветления на внутренних опахалах, то они имеют грязновато-белёсый цвет, отличающийся от остальной части опахала лишь более светлым видом.

Первостепенные перья свиязи отличаются от таковых кряквы тем, что стержни у кряквы на большей части опахала светлые и темнеют лишь к ¼ части пера. У свиязи стержень практически по всей длине опахал тёмный. Первостепенные свиязи можно спутать с таковыми чирка-свистунка. Следует обратить внимание на длину пера. Если перо более 14 см, то оно точно принадлежит 1-7М¹ свиязи, если менее 10 см – то это 8-10М¹ свистунка. Таким образом, можно спутать 8-10М¹ свиязи с 1-7М¹ чирка-свистунка. Если МК ≥ 0,3 см, то перо принадлежит 1-4М¹ свистунка. Следовательно, остаётся отличить 8-10М¹ свиязи от 5-7М¹ свистунка. У свиязи очин 8,9М¹ ≥ 4 см, у свистунка менее 3,5 см; у свиязи максимальная ширина наружного опахала (Dноmax) более 0,7 см, у свистунка менее 0,6 см.



Идентификация врановых птиц по первостепенным маховым перьям, оставшимся после попадания птицы в двигатель летательного аппарата

Шарафутдинова Т.А.*, Валуев В.А.**

*Башкирский государственный университет, биологический факультет, учебно-научный музей; 03.00.08 зоология.

E-mail: tatinka_sh@mail.ru, телефон 8-917-41-67-894

г. Уфа, 450074, ул. Заки Валиди, 32

**Башкирский государственный университет, биологический факультет, учебно-научный музей; к.б.н., доцент; 03.00.08 зоология.

E-mail: ValuyevVA@mail.ru, раб. телефон/факс (347) 273-67-90, 8-917-758-71-40

г. Уфа, 450074, ул. Заки Валиди, 32

Вестник Оренбургского государственного университета №6 (100). Оренбург, июнь 2009. Стр. 425-426.

Промеры первостепенных маховых врановых птиц и их анализ, показал наличие характерных особенностей этих перьев, позволяющих с большой долей вероятности правильно определить вид. Всего рассмотрено 9 видов семейства Corvidae.

Ключевые слова: стержень, очин, длина опахала, максимальная кривизна, ширина наружного опахала.

Возможность определять птицу по перу представляет как теоретический научный, так и практический интерес. Как правило, в определителях по перьям, вышедших за рубежом, акцент делается на цветные изображения. Идентифицировать перо птицы, попавшей в винт самолета, по его фотографии невозможно. Возникает необходимость, прежде всего, изучить физические параметры пера и соотношение его отдельных частей, и только на заключительных этапах определения птицы использовать цветные изображения.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА

Из фезеринговой коллекции* научно-учебного музея БашГУ подвергались измерению все первостепенные маховые перья врановых птиц. При измерении пера использовалась миллиметровая бумага. На ней наносились оси «X» и «Y». Перо укладывалось так, что конец очина приходился на начало координат, а вершина стержня – на ось «Y». Затем по контуру пера и с обеих сторон стержня булавкой наносились проколы, которые в последующем соединялись тонкой линией. Таким образом, получали проекцию пера. Далее производили следующие промеры:

1) длина стержня (Lст);

2) длина очина (Lоч);

3) длина наружного опахала по прямой линии (Lно);

4) длина внутреннего опахала по прямой линии (Lво);

5) максимальная кривизна стержня (МК) – измеряется от оси «Y» до максимального отклонения стержня от этой оси;

6) максимальная ширина наружного опахала (Мно) – измеряется от стержня до края опахала;

7) максимальная ширина внутреннего опахала (Мво).

Затем рассчитывались следующие отношения:

1) длины очина к длине стержня (оч/ст);

2) длины (по прямой линии) наружного опахала к длине внутреннего (но/во);

3) значения максимальной кривизны к длине стержня (мк/ст);

4) длины (по прямой линии) внутреннего опахала к длине стержня (во/ст).

После произведенных промеров в начало координат помещалась уже вершина стержня, и проводились измерения через каждый сантиметр по оси «Y»:

1) расстояние от оси «Y» до края наружного опахала (Dно),

2) расстояние от оси «Y» до края внутреннего опахала (Dво)

3) расстояние от оси «Y» до стержня (Dс).

Последующие операции сводились к выявлению основных закономерностей, по которым можно дифференцировать перья разных видов данного семейства.

В статье приведены сокращения по В.А. Валуеву [1]: первостепенные маховые – М¹. Порядковый номер пера ставится впереди, например, 10М¹ – десятое первостепенное.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Если длина стержня более 19,5 см, то перо однозначно не принадлежит сойке, сороке, кукше и кедровке. Оперение этих птиц довольно легко распознаётся по расцветке. Проблемы с определением возникают между распознаванием перьев ворона, грача, серой и чёрной ворон.

В данной статье авторы пытаются выяснить, возможно ли определение до вида по первостепенным маховым перьям ворона, грача, серой и чёрной ворон.

Первым этапом в определении может являться отсечение 2-6М¹, длина этих перьев у ворона более 30 см, а у других видов самые длинные перья короче 29 см. На втором этапе следует найти диагностический признак, позволяющий отличить остальные маховые перья ворона от других видов врановых. 1М¹ ворона отличается от других его перьев и остальных видов птиц тем, что на расстоянии 11 см от вершины пера Dно от его края до оси «Y» находится в пределах 1,3 см, тогда как у других маховых ворона Dно составляет более 2,4 см. В то же время у 1М¹ грача, галки, серой и чёрной ворон тот же параметр составляет менее 0,9 см.

Примерно такое же значение Dно (1,4-1,5 см) на данном расстоянии от вершины имеется у 7,8М? грача и серой вороны, но у них ширина внутреннего опахала (до оси «Y») составляет более 1,7 см; тогда как этот параметр 1М¹ у ворона составляет меньше 1 см. 7-10М¹ у ворона на расстоянии 11 см от вершины пера имеют Dс более 1,1 см, чем резко отличаются по этому параметру от грача и серой вороны, у которых Dс не превышает в этом месте 0,8 см. И хотя у чёрной вороны значение Dс такое же, как у ворона, её перья отличаются тем, что ширина внутреннего опахала от края до оси «Y» у ворона более 2,5 см, а у чёрной вороны менее 2,2 см.

Галку можно отличить по тому признаку, что на расстоянии 11 см от вершины пера и наружное и внутреннее опахала встречаются одновременно только на 2-6М¹. Причём, параметры Dс, Dно и Dво у них (кроме 5М?) схожи с таковыми у 1М¹ грача, серой и чёрной ворон, но отличаются тем, что Dно и Dво у 1М¹ галки на таком расстоянии от вершины отсутствуют. Таким образом, с перьями обоих видов ворон и грача можно спутать лишь 5М¹ галки. Однако, при Dс приблизительно равной 0,5 см, Dво у галки находится в пределах близких к 1 см, в то время как у 4-10М¹ ворон и грача этот параметр превышает 1,3 см; отличия 1-3 М¹ ворон и грача от галки состоит в том, что Dно у первых составляет менее 1 см, а у галки – более 1,2 см.

Грача от ворон при данных промерах маховых перьев отличить практически нельзя. Следовательно, необходимо ввести дополнительные параметры, облегчающие процесс дифференцировки птиц. В случае определения птицы, попавшей в винт самолета, можно использовать и другие морфологические различия уцелевших частей тела (например, клюв, который поможет отличить грача от вороны). Серую ворону от чёрной можно отличить по цвету контурных перьев.

Литература:

Валуев В.А. К условным обозначениям оперения // Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России. Материалы 2-й Международной научно-практической конференции. М., МСХА им. К.А. Тимирязева, 2007. С. 351-352.



К орнитофауне садовых участков г. Октябрьского Республики Башкортостан

Шарафутдинова Т.А.

Сотрудник учебно-научного музея БашГУ;

г. Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32.

tatinka_sh@mail.ru

Башкирский орнитологический вестник. Вып. 7. Уфа, РИО БашГУ, 2009. С. 24-26.

Исследования проводились на территории садовых участков, находящихся примерно в 4-5 км от г. Октябрьского Республики Башкортостан. Средняя площадь участков – 4-6 соток. На 90% участков имеются домики или хозяйственные постройки. Основные выращиваемые плодово-ягодные культуры: вишня, яблоня, малина, чёрная смородина; более редкие: виноград, айва, облепиха, груша. Наиболее распространенные овощные культуры: картофель, томаты, огурцы, морковь, свекла, лук, чеснок.

С востока к комплексу садовых участков примыкает смешанный лес. Маршруты частично проходили по прилегающей к садам части леса.

Для учётов использовалась методика Ю.С. Равкина (1967). Кроме того, рядом со значением обилия в скобках приведено число, полученное при использовании понижающего коэффициента В.А. Валуева (2004). Количественная характеристика птиц (кроме хищных) приведена по шкале бальных оценок обилия, предложенной А.П. Кузякиным (1962). Градация по обилию хищных птиц – по В.А. Валуеву (2007). Систематический порядок птиц приведён по Л.С. Степаняну (2003).

Исследования проводились с мая по август 2009 г. и затронули период весеннего пролёта птиц (май), гнездовой период (июнь-июль), начало осенней миграции (август).

Данные по обилию птиц г. Октябрьского приведены в таблице.

Таблица

Вид

Обилие

май

июнь, июль

август

Чёрный коршун

1,98 (1,98)

0,14 (0,04)

1,90 (1,90)

Полевой лунь

0

0,14 (0,04)

0,57 (0,57)

Канюк

0

0

1,71 (1,71)

Клинтух

0

4,09 (1,02)

0

Сизый голубь

2,98 (1,49)

2,57 (0,64)

0

Обыкновенная кукушка

0

7,09 (5,31)

0

Длиннохвостая неясыть

2,98 (2,98)

0

0

Чёрный стриж

0

8,08 (4,04)

0

Большой пёстрый дятел

5,95 (2,98)

6,66 (3,33)

0

Береговая ласточка

0

27,58 (13,79)

0

Лесной конёк

52,58 (52,58)

36,61 (36,61)

11,43 (11,43)

Белая трясогузка

19,84 (19,84)

5,71 (2,85)

0

Сорока

15,87 (7,94)

6,47 (6,47)

9,52 (9,52)

Ворон

5,56 (5,56)

14,31 (14,31)

34,86 (34,86)

Садовая камышевка

0

21,40 (16,05)

0

Садовая славка

0

9,03 (4,52)

0

Серая славка

3,97 (1,98)

9,99 (7,49)

0

Пеночка-весничка

0,99 (0,50)

0

0

Пеночка-теньковка

2,98 (1,49)

0,95 (0,24)

0

Мухоловка-белошейка

7,94 (7,94)

0

0

Серая мухоловка

3,97 (1,98)

1,90 (0,48)

0

Луговой чекан

0

10,46 (10,46)

0

Обыкновенная горихвостка

11,90 (5,95)

52,31 (52,31)

7,62 (7,62)

Обыкновенный соловей

0

0,48 (0,12)

0

Варакушка

9,92 (4,96)

15,69 (7,85)

0

Рябинник

25,79 (25,79)

4,28 (2,14)

45,71 (45,71)

Певчий дрозд

7,94 (3,97)

1,90 (0,48)

0

Длиннохвостая синица

0

0,48 (0,12)

15,24 (15,24)

Большая синица

85,32 (85,32)

35,19 (17,59)

45,71 (45,71)

Обыкновенный поползень

3,97 (1,98)

5,71 (1,43)

0

Домовый воробей

1,98 (0,99)

0

0

Полевой воробей

7,94 (3,97)

15,69 (3,92)

0

Зяблик

36,71 (36,71)

33,76 (33,76)

0

Обыкновенная зеленушка

3,97 (1,98)

8,08 (4,04)

0

Черноголовый щегол

7,94 (3,97)

28,06 (28,06)

34,29 (34,29)

Коноплянка

20,83 (20,83)

25,68 (19,26)

1,90 (1,90)

Обыкновенная чечевица

0

25,68 (25,68)

0

Обыкновенная овсянка

6,94 (6,94)

10,94 (8,20)

0

В мае были обнаружено 26 видов птиц. В июне-июле на маршруте встретились птицы, принадлежащие к 33 видам. В августе были зарегистрированы представители 12 видов птиц.

По данным таблицы следует, что лишь небольшое число видов встречалось в течение всех трех периодов. К таким видам относятся: черный коршун, лесной конек, сорока, ворон, обыкновенная горихвостка, рябинник, большая синица, черноголовый щегол и коноплянка. Причём лесной конек и большая синица были многочисленными видами во все три периода.

Только в период весеннего пролета были замечены длиннохвостая неясыть, пеночка-весничка, мухоловка-белошейка и домовый воробей. Длиннохвостая неясыть относилась к весьма многочисленным видам, пеночка-весничка – к редким, мухоловка-белошейка – к обычным видам.

К птицам, зарегистрированным в период гнездования и не замеченным в августе, относятся: клинтух, сизый голубь, обыкновенная кукушка, черный стриж, большой пестрый дятел, береговая ласточка, белая трясогузка, садовая камышевка, садовая славка, серая славка, пеночка-теньковка, серая мухоловка, луговой чекан, обыкновенный соловей, варакушка, певчий дрозд, обыкновенный поползень, полевой воробей, зяблик, обыкновенная зеленушка, обыкновенная чечевица, обыкновенная овсянка.

Только в период начала осенней миграции был отмечен канюк (относился к весьма многочисленным видам).

Увеличение численности последовательно в течение исследования отмечено у ворона и черноголового щегла. В мае эти виды были обычными, с июля по август – многочисленными.

Литература:

Валуев В.А. Экстраполяционный коэффициент как дополнение к учету численности птиц по методике Равкина Ю.С. (1967) для территорий со значительной ландшафтной дифференциацией // Вестник охотоведения. М., 2004. Т.1, № 3. С. 291-293.

Валуев В.А. Подход к оценке обилия хищных птиц // Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России. М., 2007. С.350-351.

Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учен. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. М., 1962. т. 109. С. 3-182.

Равкин Ю.С. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск, Наука, 1967. С. 66-75.

Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий (в границах СССР как исторической области). М., 2003. 808 с.



Фезеринг и проблемы его развития на Южном Урале

Валуев В.А., Шарафутдинова Т.А.

Роль классических университетов в формировании инновационной среды регионов. Фундаментальное естественно-научное образование – генерация знаний на базе научных исследований: Материалы Международной научно-практической конференции. 2-5 декабря 2009 г. Т. II. Ч. 2. Уфа: РИЦ БашГУ, 2009. С. 45-48.

Фезеринг (от англ. «feather» – перо) – направление орнитологии, занимающееся изучением морфологических аспектов перьевого покрова птиц (термин предложен Валуевым В.А. в 2001 г.).

Изображения отдельных перьев впервые появились в труде Юлиссе Альдровани «Ornithologiae hoc est de avibus historiae libri XII». Основателем птерилографии считается Кристиан Людвиг Нитцш, живший в XIX веке, который описал строение пера, типы перьев, расположение птерилий и аптерий на теле птицы, дал описание перьевого покрова для групп и видов птиц.

В XX веке стали появляться первые определители птиц по перьям. Но все они имели свои недостатки и были весьма неполными, т.к. с их помощью нельзя было определить птицу пошаговым способом. С середины 90-х гг. XX в. стали появляться цветные иллюстрации (Collins, 2005). Безусловно, это облегчило поиск, но не решило проблемы определения.

В 1970-х гг. сотрудники Ленинградского госуниверситета начали вплотную заниматься проблемами линьки. Среди фундаментальных вопросов более всего их интересуют внутривидовая и межвидовая изменчивость линьки и роль фотопериодического контроля в возникновении этой изменчивости. Модельными объектами исследований являются воробьиные птицы. На основе своих наблюдений вышло много публикаций (Носков, Рымкевич, 1978; Рымкевич и др., 1987, 1987а, 1990; Noskov, Rymkevich, 1985; Afanasyeva at al, 2001; Bojarinova at al, 2002). В последние годы исследованиями микроструктуры перьев занимаются в лаборатории экологии и управления поведением птиц ИПЭЭ им. А.Н.Северцова РАН в Москве (Полежанкина, 2008; Силаева и др., 2009; Чернова, Фадеева, 2009). В настоящее время в их лаборатории имеется более 300 изображений микроструктуры пера 16 видов птиц, преимущественно Врановых (Сапункова и др., 2009).

В то время как в Москве акцент делается, прежде всего, на изучение микроструктуры пера, сотрудники учебно-научного музея БашГУ работают по макроструктуре, что не требует наличия специального оборудования, к тому же идентификацию птицы по макропараметрам пера можно проводить практически в полевых условиях. Работа по сбору перьев ведётся с 2001 г. К настоящему времени собрана коллекция, приблизительно из 70 тыс. перьев, практически всех птерилий 120 видов птиц, добытых на территории Башкортостана. Благодаря обширному коллекционному материалу, появилась возможность анализа морфологии пера в пределах не только рода, но и более крупных таксонов; что позволило создать полевой определитель куликов и гусеобразных Восточной Европы и Урала в полёте (Валуев, 2008). Выработанная сотрудниками учебно-научного музея БашГУ методика снятия промеров пера и введенная система кратких обозначений геометрических параметров позволяют проводить сравнительный анализ и создавать классический пошаговый определитель (Валуев, 2007, 2007а; Валуев, Ильичёв, 2009). Доказано, что в пределах семейства Врановые (Шарафутдинова, Валуев, 2009) по первостепенным маховым возможно дифференцировать всех представителей, встречающихся на территории РБ. Наибольшие трудности в данной ситуации возникают при необходимости отличить грача от вороны. Очевидно, что в таком случае придется обращаться к данным по микроструктуре пера, или (если речь идет об останках после авиакатастрофы) к морфологическим особенностям других уцелевших частей тела птицы. В подсемействе Речные (Валуев, Галиева, 2009; Валуев, Галиева, Шарафутдинова, 2009) утки по маховым перьям можно определить крякву, чирка-свистунка, серую утку, свиязь, чирка-трескунка и широконоску.

Знания по строению пера позволяют не только выявлять физиологические процессы, проходящие вследствие питания птиц (Валуев, Шарафутдинова, 2009), но и рассматривать экологические (Галиева, Валуев, 2004; Полежанкина, 2005; Валуев, Полежанкина, Галиева, 2006; Валуев, Валуев, 2009) и эволюционные вопросы (Валуев, 2007, Валуев, Валуев, Галиева, Полежанкина, Фоминых, Шарафутдинова, 2009).

На территории Башкортостана в самое ближайшее время, возможно создание орнитотуристического бизнеса (Birdwatching), который уже сейчас в европейских странах превратился в крупный индустриальный комплекс. В одной только Великобритании насчитывается около 10 миллионов «бедвотчеров». (Collins, 2005). При правильной организации такой туризм может явиться значительной статьей дохода республиканского бюджета, тем более, что именно на территории нашего края можно обнаружить западные и восточные подвиды птиц одновременно. Увеличение потока туристов приведет к неизбежному возрастанию количества авиатранспорта, к строительству новых аэропортов. Для обеспечения должного уровня безопасности важно изучить пути и сроки миграций птиц, плотность их расселения и кормовые базы в непосредственной близости от аэропортов. Данному вопросу посвящен ряд публикаций (Ильичёв, 1988; 1990). Для исследования используются маховые и рулевые перья, так как именно их фрагменты могут дать более достоверную информацию о виде птицы, явившейся причиной катастрофы, чем контурное перо.

Литература:

Валуев В.А., Галиева Л.Ф., Шарафутдинова Т.А. Определение некоторых видов речных уток по маховым перьям.// Материалы Первой всероссийской научно-технической конференции «Проблемы авиационной орнитологии». Москва, ИПЭЭ РАН 14-16 сентября 2009г. С. 91-93.

Валуев В.А. К графической идентификации птиц по перьям (ГИПП) // Достижения в изучении куликов Северной Евразии: тезисы докладов VII Международного совещания по вопросам изучения куликов, г. Мичуринск, 5-8 февраля 2007 г. / ред.: П.С. Томкович, А.О. Шубин, А.Ю. Околелов. Мичуринск: МГПИ, 2007. С. 12-14.

Валуев В.А. К условным обозначениям оперения // Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России. Материалы 2-й Международной научно-практической конференции. М., МСХА им. К.А. Тимирязева, 2007а. С. 351-352.

Валуев В.А. Подтверждение продолжения процесса видообразования на примере сизого голубя Columba livia // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. – Уфа: РИО БашГУ, 2007. С. 7-9.

Валуев В.А. Полевой определитель куликов и гусеобразных Восточной Европы и Урала в полёте Пособие для полевой практики по зоологии позвоночных.- 2-е изд., доп. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2008. 60 с.

Валуев В.А., Валуев К.В. Гибрид болотной и ушастой сов // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО БашГУ, 2009. С. 7-9.

Валуев В.А., Галиева Л.Ф. Определение уток по маховым перьям // Вестник Оренбургского университета. № 6, июнь, 2009. С. 93-95.

Валуев В.А., Галиева Л.Ф., Шарафутдинова Т.А. Определение некоторых видов речных уток по маховым перьям // Мат. первой Всеросс. науч.-техн. конф. «Проблемы авиационной орнитологии». Москва: ИПЭЭ РАН, 2009. С. 91-93.

Валуев В.А., Ильичёв В.Д. К методике определения птиц, после их попадания под винт двигателя летательного аппарата // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО БашГУ, 2009. С. 11-12.

Валуев В.А., Шарафутдинова Т.А. Влияние листьев крапивы на развитие цыплят // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО БашГУ, 2009. С. 13-14.

Валуев В.А., Полежанкина П.Г., Галиева Л.Ф. К линьке сов в Башкортостане и на сопредельных территориях // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. – Уфа: РИО БашГУ, 2006. С. 24-28.

Валуев В.А., Галиева Л.Ф., Полежанкина П.Г., Фоминых М.А., Шарафутдинова Т.А. Соотношение сизых голубей с типичной и нетипичной окраской некоторых регионов России // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО БашГУ, 2009. С. 12-13.

Галиева Л.Ф., Валуев В.А. К линьке обыкновенного канюка в Башкирии // Орнитологический вестник Башкортостана: Сборник статей. -Уфа: РИО БашГУ, 2004. С.10.

Ильичёв В.Д. Экология и управление поведением птиц. М.: Знание. 63 с.

Ильичёв В.Д. Птицы СССР, повреждающие технические устройства, материалы, сырьё и сооружения // Млекопитающие и птицы, повреждающие технику и сооружения. М.: Наука, 1990. С. 7-141.

Носков Г.А., Рымкевич Т.А. Механизмы фотопериодического контроля линьки у птиц // Вестн. Ленингр. ун-та, 1978, № 9. С. 12-22

Полежанкина П.Г. Линька птиц Зилаирского плато // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО БашГУ, 2008. 13-24 с.

Полежанкина П.Г. К линьке Гусеобразных Anseriformes Башкортостана Животный мир Южного Урала и Северного Прикаспия. Оренбург, 2005. С. 179-184

Рымкевич Т.А., Могильнер А.И., Носков Г.А., Яковлева Г.А. Новые показатели для характеристики линьки воробьиных птиц// Зоологический журнал. 1987. Т. 66. Вып.3. С. 444-453.

Рымкевич Т.А., Правосудова Е.В. Линька в годовом цикле мухоловки-пеструшки (Ficedula hypoleuca) // Исследования по фауне и экологии птиц Палеарктики. Тр. Зоол. ин-та, вып. 163, 1987а. С. 95-111.

Рымкевич Т.А., Савинич И.Б. , Носков Г.А. и др. Линька воробьиных птиц Северо-Запада СССР. Л., изд. ЛГУ, 1990, 302 с.

Сапункова Н.Ю., Гуменюк Г.В., Холодова М.В. Методы индентификации останков птиц в авиационной орнитологии // Мат. первой Всеросс. науч.-техн. конф. «Проблемы авиационной орнитологии». Москва: ИПЭЭ РАН, 2009. 96-101 с.

Силаева О.Л. Определение таксономической принадлежности птицы по одиночным перьям и их останкам. //Успехи современной биологии, 2008.Том 128, №2, с.208-222.

Силаева О.Л., Гуменюк Г.В., Ильичёв В.Д. Микроструктура пера некоторых видов Врановых птиц // Мат. первой Всеросс. науч.-техн. конф. «Проблемы авиационной орнитологии». Москва: ИПЭЭ РАН, 2009. 101-107 с.

Чернова О.Ф., Фадеева Е.О. Возможности диагностики Воробьинообразных птиц по фрагментам перьев // Мат. первой Всеросс. науч.-техн. конф. «Проблемы авиационной орнитологии». Москва: ИПЭЭ РАН, 2009. 108-116 с.

Шарафутдинова Т.А., Валуев В.А. Идентификация врановых птиц по первостепенным маховым перьям, оставшимся после попадания птицы в двигатель летательного аппарата.// Вестник Оренбургского государственного университета №6 (100). Оренбург, июнь 2009. С. 425-426.

Collins. Birdwatching. HarperCollinsPublishers 77-85 Fulham Palace Road Hammercmith, London W6 8JB. 2005. 192 p.

Afanasyeva G. A., Noskov G. A., Rymkevich T. A., Smirnov Ye. N. Bird migration in the north of the Neva Bay of the Gulf of Finland in the spring of 1999 // Study of the Status and Trends of Migratory Bird Populations in Russia. Third issue. St. Petersburg, 2001. P. 92-102.

Bojarinova J.G., Rymkevich T.A., Smirnov O.P. Timing of autumn migration of early and late-hatched Great Tits Parus major in NW Russia // Ardea, Vol.90 (3), 2002. P.401-409.

Noskov G.A., Rymkevich T.A. Photoperiodic control of postjuvenile and postnuptial molts in Passeriformes // Acta XVIII International Cong. Moscow, 1985. P.934-940.



Интегрированный показатель природоохранной значимости (R) птиц отрядов Соколообразные, Совообразные, Ракшеобразные, Удодообразные и Дятлообразные (на 2009 г.)

Шарафутдинова Т.А.

Учебный мастер учебно-научного музея БашГУ;

г. Уфа, 450074, ул. З. Валиди, 32.

E-mail: tatinka_sh@mail.ru

Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2009 год. Вып. 1/ отв. ред. В.А. Валуев. Уфа, РИЦ БашГУ, 2010. С. 18-19.

Приведенные в таблице виды рекомендованы для внесения в Красную книгу Республики Башкортостан на основе анализа учётов, проведённых орнитологами БРОО и предшествующими исследователями.

Для каждого вида рассчитывался интегрированный показатель природоохранной значимости «R» по Валуеву В.А. (2006), в соответствии с которым определялась группа редкости. В пределах каждого отряда виды в таблице № 1 расположены по возрастанию «R». Кроме того, каждому виду присваивалась категория согласно Красной книге РФ (2001).

Таблица 1

Интегрированный показатель природоохранной значимости

№№ п/п

Вид птицы

R

Группа редкости

Категория и статус

1

Скопа

2

1

3

2

Беркут

2

1

3

Курганник

3,3

1

3

4

Орлан-белохвост

3,3

1

2

5

Змееяд

4

2

3

6

Сапсан

4,8

2

7

7

Степная пустельга

4,8

2

8

Луговой лунь

6,8

3

4

9

Филин

2,7

1

10

Серая неясыть

3,2

1

2

11

Ястребиная сова

3,3

1

12

Бородатая неясыть

7,2

3

5

13

Золотистая щурка

2,4

1

14

Зимородок

3,2

1

15

Удод

2,7

1

16

Трёхпалый дятел

2,3

1

Литература

Валуев В.А. К вопросу количественной оценки критерия редкости и природоохранной значимости редких видов птиц // Проблемы Красных книг регионов России: Материалы межрегион. науч.-практ. конф. (30 ноября – 1 декабря 2006 г., Пермь). Пермь, Перм. ун-т, 2006. С. 231-234.

Красная книга Российской Федерации (животные). М., Астрель, 2001. 862 с.



Дополнение к весенней орнитофауне старых индивидуальных застроек г. Уфы

Шарафутдинова Т.А.

Магистр 1 года обучения биолого-почвенного факультета СПбГУ;

г. Санкт-Петербург, 199397, ул. Кораблестроителей, 20, корп. 2, 507.

Е-mail: tatinka_sh@mail.ru

Башкирский орнитологический вестник. Уфа, РИЦ БашГУ, 2010. Вып. 8. С. 43-44.

В 2009 г. нами проводились орнитологические исследования в микрорайоне Нижегородка Ленинского района г. Уфы (Шарафутдинова, 2009). Весной 2010 г., а именно в период с 30 марта по 29 апреля, данный район изучался повторно. Для учётов была использована методика Ю.С. Равкина (1967), градация по обилию птиц, предложенная А.П. Кузякиным (1962); обилие вида указано в скобках (ос./км²). Названия видов птиц приведены по Л.С. Степаняну (2003).

Во второй половине марта обнаружены птицы 9 видов. Весьма многочисленными являлись серая ворона (107), большая синица (218), домовый воробей (626) и полевой воробей (148). Многочисленными видами были сизый голубь (26) и сорока (26). К обычным видам относились грач (6), рябинник (6) и обыкновенный снегирь (8). Отметим, что в аналогичный период времени в 2009 г. весьма многочисленным видом был только домовый воробей, а серая ворона и большая синица являлись многочисленными видами. Сорока, грач, полевой воробей и обыкновенный снегирь не были зарегистрированы.

В первой половине апреля также отмечены представители 9 видов птиц. Весьма многочисленным являлся домовый воробей (764), к многочисленным видам относились сизый голубь (10), большая синица (74) и полевой воробей (80). Обычными были озёрная чайка (4), полевой жаворонок (2), сорока (2), грач (6) и серая ворона (8). В отличие от исследований в первой половине апреля 2009 г., во время учётов в первой половине 2010 г. не были зарегистрированы такие виды, как белая трясогузка, зяблик и коноплянка.

Во второй половине апреля были обнаружены 15 видов птиц. Весьма многочисленными были большая синица (106), домовый воробей (622) и полевой воробей (126). Многочисленными видами являлись озёрная чайка (20), сизый голубь (86), белая трясогузка (32), сорока (18), серая ворона (36,6) и зяблик (10). К обычным видам относились кряква (4), обыкновенная горихвостка (2), певчий дрозд (8) и обыкновенная зеленушка (8). Редкими видами были речная крачка (0,6) и вяхирь (0,6). Обращает на себя внимание тот факт, что во второй половине апреля 2009 г. серая ворона относилась к весьма многочисленным видам, её обилие было в три раза выше значения 2010 года. Кроме того, заметно по сравнению со второй половиной апреля 2009 г. снизилось обилие кряквы и белой трясогузки. Что касается речной крачки, вяхиря, обыкновенной горихвостки, певчего дрозда и обыкновенной зеленушки, то, будучи зарегистрированными в 2010 году, они не были отмечены в апреле 2009 г.

Кряква, а также озёрная чайка и речная крачка отмечены на оз. Долгое. Вероятнее всего все перечисленные виды являются гнездящимися. Полевой жаворонок является для исследуемой территории пролётным видом.

Литература:

Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учён. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. Т. 109. М., 1962. С. 3-182.

Равкин Ю.С. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск, Наука, 1967. С. 66-75.

Степанян Л.С. Конспект орнитологической фауны России и сопредельных территорий (в границах СССР как исторической области). М., 2003. 808 с.

Шарафутдинова Т.А. К весенней орнитофауне старых индивидуальных застроек г. Уфы // Башкирский орнитологический вестник. Вып. 6. Уфа, РИО БашГУ, 2009. С. 27-28.



Поправка к статье «К орнитофауне садовых участков г. Октябрьского Республики Башкортостан»

Шарафутдинова Т.А.

Магистр 1 года обучения биолого-почвенного факультета СПбГУ;

г. Санкт- Петербург, 199397, ул. Кораблестроителей, 20, корп. 2, 507.

Е-mail: tatinka_sh@mail.ru

Башкирский орнитологический вестник. Уфа, РИЦ БашГУ, 2010. Вып. 8. С. 44.

В статье «К орнитофауне садовых участков г. Октябрьского Республики Башкортостан» (2009) были допущены опечатки. Вместо: «Причём лесной конек и большая синица были весьма многочисленными видами во все три периода» следует читать: «Причём лесной конек и большая синица были многочисленными видами во все три периода». В таблице вместо указанного значения обилия обыкновенной чечевицы в период июнь-июль 26,68 (25,68) следует читать 25,68 (25,68).

Литература:

Шарафутдинова Т.А. К орнитофауне садовых участков г. Октябрьского Республики Башкортостан // Башкирский орнитологический вестник. Вып. 7. Уфа, РИО БашГУ, 2009. С. 24-26.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *