Чайковые laridae Башкортостана в период 2007-2017 гг.

Валуев В.А.

Институт экологической экспертизы и биоинформационных технологий, Республика Башкортостан, 450571, Уфимский район, с. Санаторий Юматово, ул. Парковая, 36.

E-mail: ValuyevVA@mail.ru.

// Башкирский орнитологический вестник: Научный журнал. Вып. 26 (июнь).  Уфа: РИЦ БашГУ, 2018. С. 26-38.

Даны сравнения обилия видов птиц семейства Чайковые Laridae Республики Башкортостан за периоды с 1983 по 2006 гг. и с 2007 по 2017 гг. Доказано,  что вид Larus heuglini Bree, 1876 состоит из подвидов L.h. antelius Iredale, 1913 и L.h. barabensis H. Johansen, 1960. Всего за последние 10 лет зарегистрировано 10 видов семейства Laridae. Показано уменьшение числа почти всех видов семейства

Ключевые слова: чайки, крачки, семейство Чайковые, Laridae, Башкирия, Южный Урал, редкие виды, обилие, численность.

 

Введение

 

 За период с 2007 по 2017 г. проведено 296 маршрутных учётов, общей протяжённостью 2118 км. Учёты проводились по методике Ю.С. Равкина (1967); при расчёте обилия, применялся понижающий коэффициент (ПК), как дополнительный к этой методике инструмент (Валуев, 2004, 2017), представляющий собой отношение числа учётных маршрутов, на которых встретился данный вид, к числу всех учётных маршрутов, пройденных по территории Башкирии. Например, если количество вида в республике по методике Ю.С. Равкина (1967) составляет 1 млн. особей, а встретилась эта птица на 20 маршрутах из 100, то, деля 1 млн. на 100, и умножая на 20, получаем 0,2 млн. особей. Этот коэффициент прошёл проверку по фактическому материалу, когда подсчитывалось реальное количество того или иного вида без применения каких-либо формул (Галиева, 2010).

Но так как не все исследователи согласны, что употребление этого понижающего коэффициента правомерно, то в квадратных скобках после указания обилия, полученного с применением ПК, приводится количество птиц, полученное без его применения, т.е. только по методике Ю.С. Равкина (1967). Количественная характеристика даётся по шкале балльных оценок обилия птиц, предложенной А.П. Кузякиным (1962). Порядок перечисления видов приведён по Е.А. Коблику и др. (2006). Весенний сезон принимается согласно погодным условиям по Южному Уралу, как период с 16 марта по 15 мая, летний – с 16 мая по 15 августа, осенний – с 16 августа по 15 ноября. Такие сроки приняты исходя из того, что уже в конце второй декады мая в гнёздах халея, например, появляются птенцы, а в конце второй декады августа многие местные птицы покидают территорию Башкирии.

Материал и методы

 

Наблюдения проводились при помощи биноклей «Беркут» с семикратным увеличением и «Levenhuk» с 25-кратным увеличением; а также подзорных труб 30 × 60, 60 × 100. Видеокамеру использовали для подсчёта численности стай (при просмотре видеозаписи в лабораторных условиях) и уточнения вида.

Исследованы 33 наиболее крупных стоячих водоёма:

— система озёр Барчакуль; озёра: Асли-куль, Банное, Барсучье, Белое Озеро, Большая Елань, Грязное, Кандры-куль, Карагайлы, Калкан, Каряжное, Сатка, Толкас, Улянды (южные и северные) Упканкуль, Большие Учалы, Чебаркуль, Шингаккуль;

— фильтрационные поля Чишминского сахарного завода;

— система рыборазводных прудов Бала-Четырман; пруды: Артюховский, Киргиз-Миякинский, Кукуяново, Нордовский, Рауш, Сидяш (2 водоёма);

— болото Берказан-камыш;

— водохранилища: Маканское, Нугушское, Таналыкское и Узянское;

а также множество пойменных озёр крупных и средних рек Башкирии.

Изучена орнитофауна пойм 50 рек: Ай, Амзя, Арей, Ашкадар, Балышлы, Белая, Большая Евбаза,  Большой Ик (южный и северный), Буй, Быстрый Танып, Гарейка, Дёма, Зилаир, Исанбайка, Калтаса, Кама, Камыш-баш, Кармасан, Качмаш, Киекбак, Куваш, Леуза, Мияки, Нази, Накас, Нугуш, Нукат, Орья, Письмянка, Саламкуш, Сибирган, Сикиязка,  Слак, Сунь, Таналык, Тыхтем, Тюй, Узень, Уйа, Урал, Уршак, Усень, Уфа, Чатра, Чермасан, Шады, Шарлама, Шулия, Юрюзань.

Т.к. поставленная задача требовала выяснить обилие каждого вида птиц семейства Чайковые на всей территории республики, а не только на водоёмах, то учёты проводились и на сухопутной её части. Чтобы данные были объективными, маршруты прокладывались наугад – приезжали на место и шли вперёд, не задумываясь, пролегает ли маршрут параллельно речке, или идёт перпендикулярно к ней. Таким образом, при общей длине маршрутов более 2 тыс. км, данные можно считать репрезентативными.

Описание и анализ результатов

Республика Башкортостан на 2017 г. состоит из 54 муниципальных районов, которые располагаются в трёх географических регионах – Предуралье, горах Урала и в Зауралье. Учёты нами проведены во всех. Данные по обилию и численности птиц семейства Чайковые с 2007 г. по настоящее время указаны в таблице 1.

Таблица 1

Обилие и численность птиц семейства Laridae в Башкирии

с 2007 по 2017 гг.

Виды (по: Коблик и др., 2006)

Обилие (особь/км²)

Кол-во особей в РБ с ПК

Кол-во особей в РБ без ПК

Черноголовый хохотун L. ichthyaetus

0,0001

12

1 189

Малая чайка L. minutus

0,0001

17

1 638

Озёрная чайка L. ridibundus

0,5834

83 785

459 267

Халей L. heuglini

0,0744

4 574

10 675

Сизая чайка Larus canus

0,0046

658

10 251

Чёрная крачка Ch. niger

0,0026

377

15 930

Белокрылая крачка  Ch. leucopterus

0,0006

89

8 780

Речная крачка  Sterna hirundo

0,0163

2 340

32 982

Малая крачка S.  albifrons

0,0001

20

1 931

Где: «с ПК» – данные по учётам по методике Ю.С. Равкина (1967) с применением понижающего коэффициента.

        «без ПК» – данные по учётам по методике Ю.С. Равкина (1967) без применения понижающего коэффициента;

Черноголовый хохотун Larus ichthyaetus Pallas 1773. Данный вид остаётся чрезвычайно редким, хотя география его распространения в республике расширилась. В XIX в. на территории современной Башкирии этот вид не отмечался (Эверсманн, 1866; Сушкин, 1897). В третьей четверти XX в. его встретили в июне 1974 г. на озёрах Улянды (Ильичёв, Фомин, 1988); там же одиночную особь мы наблюдали и в XXI в. – 13 июня 2005 г. (Валуев, 2008). Одиночную птицу мы регистрировали на Маканском водохранилище Хайбуллинского района 29 мая 2003 г. (Валуев К., 2004).

С 2007 г. количество встреч с ним увеличилось. Так, 30 апреля 2007 г. в Краснокамском районе, в окрестностях д. Николо-Берёзовка, 8 взрослых птиц наблюдал М.А. Фоминых (2007). В Зауралье республики в Абзелиловском районе, на оз. Мулдак-куль, колонию из 25-30 особей молодых и взрослых птиц летом 2010 г. наблюдала Г.А. Гайсина (2010). Здесь же в 2012 г. она снова наблюдала 30 молодых и взрослых особей (Гайсина, 2012); что говорит уже о постоянном обитании в Башкирии этого вида.

В осенний период на территории республики предполагается нахождение около десятка черноголовых хохотунов [1164]. Так, 24 сентября 2012 г. 25-30 км западнее Николо-Берёзовки Краснокамского района, в окрестностях д. Саклово, мы наблюдали двух молодых птиц, атакующих нескольких плавающих особей халея (Валуев, 2012); а 30 августа 2016 г., тоже двух молодых птиц, – на берегу оз. Асли-куль в Давлекановском районе (Валуев, 2016).

Таким образом, за последние 10 лет черноголовый хохотун продвинулся на запад до границ Республики Татарстан, а на северо-запад – Удмуртии.

Малая чайка L. minutus Pallas, 1776. В середине XIX в., по наблюдениям Плеске, этот вид был обыкновенен по нижнему течению р. Белой; причём П.П. Сушкин (1897) утверждал, что на озёрах Белебеевского уезда и по р. Белой ниже Уфы она уступает в численности лишь озёрной чайке. Но уже во второй половине XX столетия на территории Предуралья Башкирии этот вид регистрировался лишь несколько раз – в июле 1975 г. на оз. Асли-куль и осенью на Каме (Ильичёв, Фомин, 1988). И хотя эти авторы в Зауралье находили малую чайку почти по всем озёрам, но указывали на него как на редкий вид. В первой половине XX в. С.В. Кириков (1952) в Зауралье малую чайку не регистрировал. В XXI столетии в этом регионе данный вид до 2007 г. был встречен нами лишь на оз. Сатка Абзелиловского района в 2004 г. (30 мая – 3 птицы и 2 июня – 2 особи), что говорит о практически полном исчезновении этого вида с территории Зауральского региона Башкирии.  С 6 по 11 мая 2003 г. в окрестностях пос. Нугуш и дер. Нижнебиккузино (западное предгорье Урала) несколько стай по 30-90 малых чаек зарегистрировал О.А. Торгашов (2003).

До 2007 г. обилие малой чайки на миграциях составляло 0,01 особь/км², на гнездовании – 0,009. После 2007 г. в репродуктивный период общее обилие малой чайки по республике составляет 0,0005 особей/км², или около одной сотни птиц [4253]; в весенний и осенний периоды количество её колебалось в пределах одного десятка. Т.е. вид практически исчез с территории республики (рис. 1); и его можно смело рекомендовать на занесение в Красную книгу Республики Башкортостан.

Рис. 1. Сравнение динамики обилия черноголового хохотуна

и малой чайки.

Озёрная чайка L. ridibundus L.,1766. В XIX и XX вв. этот вид считался обыкновенным (Эверсманн, 1866; Сушкин, 1897; Кириков, 1952; Ильичёв, Фомин, 1988). По нашим данным до 2007 г. озёрная чайка продолжала оставаться обыкновенным видом, хотя численность её несколько снизилась по сравнению с 1980-ми годами. После 2007 г. обилие её продолжает сокращаться. Во время весенних миграций она из категории «обыкновенный вид» (5,3 особи/км² до 2006 г.) перешла в «редкий» (0,1 после 2007 г.), в репродуктивный период она осталась в категории «обыкновенный вид», хотя обилие снизилось в 2 раза (с 3,8 особей/км² до 1,9); на осенних миграциях озёрная чайка практически перестала встречаться – 0,002 особей/км² после 2007 г., против 0,7 особей/км² до 2006 года. На рис. 2 показано усредненное обилие за все сезоны, с тем, чтобы можно было представить состояние вида в весенне-осенний период на территории республики. Это относится и к другим видам.

Халей L. heuglini Bree 1876. Прежде всего, следует обратить внимание на расхождение объектов наблюдений в нашей первой публикации (Валуев, 2006) и в настоящей. В предыдущей работе большую белоголовую чайку мы считали хохотуньей L. cachinnans. Но, в результате продолжающихся исследований выяснилось, что мы имеем дело с халеем  L. heuglini и барабинской чайкой L.h. barabensis. Так произошло потому, что до 2006 г. ни в одном музее Башкирии не было ни чучел, ни тушек взрослых птиц этого вида. Поэтому все башкирские (да и не только) орнитологи, шли на поводу мнения П.П. Сушкина (1897). И только после того, как мы целенаправленно добыли взрослых птиц (причём, защищавших своих птенцов) на оз. Карагайлы Учалинского района, где находилась колония в несколько сот этих птиц (Валуев, 2008а), поняли, благодаря работе Е.Н. Панова и Д.Г. Монзикова (1999), что за таксоны населяют Башкирию. Затем, с приобретением цифровой фотоаппаратуры мы стали фотографировать всех встречающихся больших белоголовых чаек. Таким образом, в связи с тем, что хохотунья Larus cachinnans, приводимая нами в предыдущей работе (Валуев, 2016а) являлась  L. heuglini, то мы решили не разделять этот вид на два подвида при указании общей численности таксона; и на графике указываем на обилие только вида – L. heuglini (рис. 2).

Незначительное сокращение численности вида, может объясняться тем, что во второй период исследований мы не посещали оз. Карагайлы; иначе, в этом случае, непременно бы наблюдался скачок значения обилия и разница между изучаемыми периодами (до 2007 г. и после) была бы ещё менее значительна. В настоящее время  L. heuglini всё больше распространяется по Предуралью; и, в последние годы, стала гнездиться уже и в западных районах Башкирии (Валуев, 2016б, 2017а). Редко, но всё же наблюдаются смешанные пары. Учёты показали, что подавляющее большинство данного вида на территории Республики Башкортостан составляет подвид L.h. barabensis (98,7%).  По нашим расчётам в республике обитает  L.h. antelius 139 особей [4574] (обилие 0,001 особей/км²), а L.h. barabensis 10,5 тыс. [124,7 тыс.], с обилием 0,07 особей/км².

Рис. 2. Сравнение обилия трёх видов чаек до 2006 г.  и после 2007 г.

(обилие усреднено за все сезоны).

До 2007 г. количество халея в Предуралье республики по сезонам составляло весной, летом и осенью 8-10 тыс., 25-30 тыс. и 18-23 тыс. особей соответственно. После 2007 г. в весенний и репродуктивный периоды количество этого вида находится в пределах немногим более одной тысячи, а осенью – менее одной тысячи.

 

Сизая чайка L. canus L., 1758. В конце XIX и первой половине XX вв. этот вид на территории современной Башкирии не наблюдался (Сушкин, 1897; Кириков, 1952). В 1974-76 гг. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) отмечали её только на пролёте. Начиная с 1980-х гг. сизая чайка регистрировалась почти по всем водоёмам республики. Но в первых годах XXI столетия она стала редкой. После 2007 г. численность её упала ещё больше. Так, до 2006 г. её обилие весной составляло 0,25 особей/км², а после 2007 г. – 0,006; в репродуктивный период 0,16 особей/км² и 0,0017, соответственно; на осенних миграциях с 0,08 особей/км² снизилось до 0,0004. В количественных показателях численность этого вида по сезонам в период после 2007 г. составляет: 0,9 тыс. [4,9 тыс.], 0,2 тыс. [4,7 тыс.] и 0,06 тыс. особей [3,5 тыс.].

Таким образом, можно говорить о внесении сизой чайки в Красную книгу Республики Башкортостан.

Положение крачек на территории Башкирии такое же, как и у чаек. У них также отмечается деградация численности. Причём сокращение это довольно значительно, особенно и речной крачки  Sterna hirundo.

Чёрная крачка Chlidonias niger L., 1758. В конце XIX в. этот вид на территории современной Башкирии был многочисленным (Сушкин, 1897). В южной половине республики в XX в. она не регистрировалась (Кириков, 1952). В 1974-76 гг. её нашли на гнездовании в низовьях Белой и Дёмы, а также на Каме (Ильичёв, Фомин, 1988). Эти же авторы отмечали, что она кочует почти по всем водоёмам Башкирии. Раннее (Валуев, 2015) мы уже указывали о падении численности этого вида с 1990-х гг. по первые года XXI столетия; после 2007 г. этот процесс  продолжается (рис. 3). Весной и осенью она чрезвычайно редка. Численность её в эти сезоны, по нашим расчётам, менее ста особей [1,0 тыс.]. В репродуктивный период её обилие до 2006 г. составляло 0,15 особей/км², а после 2007 г. – 0,015. Численность чёрной крачки в гнездовой период до 2006 г. соответственно была в пределах 22,5 тыс. [255 тыс.] особей, после 2007 г. – 2,2 тыс. [41,4 тыс.].

Рис. 3. Сравнение обилия крачек до 2006 г. и после 2007 г.

(обилие усреднено за все сезоны).

Белокрылая крачка Ch. leucopterus Temminck, 1815. В середине XIX в. этот вид в границах территории современной республики не регистрировался (Эверсманн, 1866); а в конце этого столетия встречено лишь несколько особей (Сушкин, 1897). Обнаружена на гнездовании в 1974-76 гг. у северной границы Башкирии (Ильичёв, Фомин, 1988). В конце XX – начале XXI вв. белокрылая крачка стала гнездиться почти на всей территории Предуралья (от Камы до Мелеузовского района); в Зауралье на гнездовании отмечена в Абзелиловском и Хайбуллинском районах. В 1982 – 1990 гг. белокрылая крачка находилась в категории «Редкий вид» (0,8); с 1990 г. по 2006 г. в репродуктивный период оставалась в той же категории, но с меньшим обилием (0,46); численность её в то время составляла 60-70 тыс. особей [652 тыс.]. В нижнем течении р. Белая с 1990 по 2007 гг. численность белокрылой крачки сократилась на порядок (Валуев, 2011).

 После 2007 г. численность её стала сокращаться ещё резче; она упала на два порядка: обилие составляет уже 0,004 особей/км², а численность, соответственно, – 0,6 тыс. птиц [22,8 тыс.]. В этот же период ни весной, ни осенью мы белокрылую крачку не встречали; а до 2006 г. во время весеннего пролёта её обилие составляло 0,36 особей/км²; но осенью она также не регистрировалась.

Речная крачка Sterna hirundo L., 1758 являлась многочисленным видом XIX в. (Эверсманн, 1866; Сушкин, 1897). Во второй половине XX столетия статус её остался непонятным. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) указывали, что нашли речную крачку на гнездовье лишь на оз. Кандры-куль (западное Предуралье Башкирии. Прим. автора.). В то же время сообщали, что она «является обычной птицей практически всех водоёмов региона, где встречается преимущественно на кочёвках».

По нашим данным, этот вид в 1982-1990 гг. в репродуктивный период был обыкновенен (1,4 особи/км²); с 1990 по 2006 гг. речная крачка в гнездовое время поддерживала практически такую же численность (1,2 особи/км²), или 166 тыс. птиц [911 тыс.]. С 2007 г. количество её стала резко сокращаться и упало до 10 тысяч [75,2 тыс.]; обилие составило 0,07 особи/км². Т.е. речная крачка стала находиться в категории «Очень редкий вид». На весенних миграциях обилие этого вида до 2006 г. составляло 0,6 особи/км², а после 2007 г. – 0,001; на осеннем пролёте 0,04 и 0,0001 особи/км², соответственно.

Малая крачка S. albifrons Pallas, 1764. В XIX в. исследователи считали этот вид как «правильно гнездящийся» (Эверсманн, 1866; Сушкин, 1897). Но во время орнитологических исследований 1974-76 гг. была найдена только на кочёвках по Каме (Ильичёв, Фомин, 1988).

По нашим данным, в 1982-1990 гг. малая крачка являлась очень редкой птицей Предуралья; и оставалась в той же категории до 2006 г. В этот период на весенних миграциях её обилие составляло 0,005 особи/км², увеличиваясь в репродуктивный период в два раза – до 0,01 особи/км²; численность её в это время находилась в пределах 1,5-2,0 тыс. птиц [49,3 тыс.]. После 2007 г. обилие малой крачки составляет весной и летом по 0,0003 особи/км², а осенью 0,00003. Численность этого вида по сезонам, соответственно, – 40 [1800], 39 [4383] и 4 [1455].

Обсуждение и заключение

Проведённые исследования показывают, что за последние 10 лет, увеличение численности, хотя и не существенно, наблюдается только у черноголового хохотуна. У всех других видов семейства прослеживается значительное неуклонное  сокращение обилия на порядок и более. На территории Республики Башкортостан из семейства Чайковые не осталось ни одного вида, который можно отнести в категорию «Обычный». Даже в категории «Редкий» находится лишь один вид – озёрная чайка (табл. 2).

Таблица 2.

Виды сем. Чайковые после 2007 г. (по убыванию обилия)

Виды

Обилие (особь/км²)

Озёрная чайка L. ridibundus

0,6

Халей L. heuglini

0,07

Речная крачка  Sterna hirundo

0,02

Сизая чайка L. canus

0,005

Чёрная крачка Chlidonias niger

0,003

Белокрылая крачка  Ch. leucopterus

0,0006

Черноголовый хохотун L. ichthyaetus

0,0001

Малая чайка L. minutus

0,0001

Малая крачка S.  albifrons

0,0001

Как видно из таблицы № 2, даже в категории «редкий вид» находится лишь 20% от всего видового состава семейства. В основном (70%), представители таксона находятся в категориях «очень редкий» и «чрезвычайно редкий» вид. Практически у всех видов, кроме черноголового хохотуна и халея, сокращение численности прослеживается с 1990 гг. Но после 2007 г. вектор падения становится более резким. Сокращение обилия наиболее выражено у самых обычных ранее видов – озёрной чайки и речной крачки.

 

Литература:

 

Валуев В.А. Экстраполяционный коэффициент как дополнение к учёту численности птиц по методике Ю. С. Равкина (1967) для территорий со значительной ландшафтной дифференциацией // Вестник охотоведения. Т. 1, № 3, 2004. С. 291-293.

Валуев В.А. К семейству чайковых (Laridae) Башкортостана // Зоологический журнал. № 7. 2006. С. 865-870.

Валуев В.А. Экология птиц Башкортостана (1811-2008).          Уфа: Гилем, 2008. 712 с.

Валуев В.А. Крупные белоголовые чайки Башкортостана // Материалы к распространению птиц на Урале, в Предуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, изд-во Урал. ун-та, 2008а. С. 18-21.

Валуев В.А. Влияние загрязнения поверхностных вод на орнитофауну (на примере Республики Башкортостан) // Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции «Состояние среды обитания и фауна охотничьих животных Евразии». Москва, 2011. С. 61-64.

Валуев В.А. О статусе черноголового хохотуна, трёхпалого дятла и белой лазоревки в Башкирии         // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2012 год. Вып. 4. Уфа: РИЦ БашГУ, 2012. С. 21-23.

Валуев В.А. К распространению крачек в Башкирии в 2008-2015 гг. // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2015 год (декабрь). Сборник статей. Вып. X. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2015. С. 3-11.

Валуев В.А. Черноголовый хохотун Larus ichthyaetus  в природном парке «Аслы-куль» // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики  Башкортостан: материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2016 год (сентябрь). Сборник статей. Вып. XIII. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2016. С. 7-11.

Валуев В.А. К биологии больших белоголовых чаек в Башкирии // Башкирский орнитологический вестник: сборник статей. Вып. 19 (сентябрь). Уфа: РИЦ БашГУ. 2016а. С. 5-14.

Валуев В.А. К авифауне оз. Аслыкуль и болота Берказан-камыш (Башкирия) // Башкирский орнитологический вестник: сборник статей. Вып. 18 (июнь). Уфа: РИЦ БашГУ, 2016б. С. 11-19.

Валуев В.А. Понижающий коэффициент к методике Ю.С. Равкина (1967) // Вестник охотоведения. Т. 14, № 3, 2017. С. 177-185.

Валуев В.А. Авифауна природного парка «Аслы-Куль» (Республики Башкортостан) // Вестник охотоведения, 14, № 1, 2017а. С. 4-14.

Валуев К.В. Черноголовый хохотун Larus ichthyaetus Pall. в Башкортостане // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО Башкирского государственного университета. 2004. С. 11-12.

Гайсина Г.А. Гнездование черноголового хохотуна Larus ichthyaetus и черноголового чекана Saxicola torquata на территории Башкортостана // Башкирский орнитологический вестник. Вып. 8. Уфа, РИЦ БашГУ, 2010. С. 45-46.

Гайсина Г.А. Гнездование черноголового хохотуна на озере Мулдак-куль в Башкирии // Башкирский орнитологический вестник: Научный журнал. Уфа: РИЦ БашГУ. Вып. 10, 2012. С. 20.

Галиева Л.Ф. Сравнение методов количественного учёта птиц // Материалы по флоре и фауне Республики Башкортостан: Научный журнал. Вып. I. Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. С. 39-42.

Ильичёв В.Д., Фомин Е.В. Орнитофауна и изменение среды (на примере Южно-Уральского региона). М.: Наука, 1988.247 с.

Кириков С.В. Птицы и млекопитающие в условиях ландшафтов южной оконечности Урала. М.: Изд-во АН СССР, 1952. 412 с.

Коблик Е.А., Редькин Я.А., Архипов В.Ю. Список птиц Российской Федерации. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006. 256 с.

Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учён. зап. Моск. обл. пед. ин-та, Т. 109, 1962. С. 3 – 182.

Панов Е.Н., Монзиков Д.Г. Интерградация между серебристой чайкой Larus argentatus и хохотуньей L. cachinnans в европейской России // Зоол. журн. Т. 78. Вып. 3, 1999. С. 334-348.

Равкин Ю. С. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск: Наука, 1967. С.66-75.

Сушкин П.П. Птицы Уфимской губернии. М.: И.Н. Кушнеревъ и Кْ, 1897. 325 с.

Торгашов О. А. Птицы национального парка «Башкирия» // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: Академкнига. 2003. С. 213 – 240.

Фоминых М.А. К редким видам птиц Республики Башкортостан // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, изд-во Урал. ун-та. 2007. С. 265-266.

Эверсманн Э.А, Естественная история птиц Оренбургского края // Естественная история Оренбургского края. Ч. III. Казань, 1866. 622 с.

С большинством представленных работ можно познакомиться на сайте Института экологической экспертизы и биоинформационных технологий http://ecobioexpert.ru/?page_id=7453

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *