Резорбция в желудке кряквы свинцовой дроби

Еськов Е.К., Кирьякулов М.В.*

Российский государственный аграрный заочный университет
E-mail: ekeskov@yandex.ru
*Московское общество охотников и рыболовов
E-mail: mooir@bk.ru

// Материалы по флоре и фауне Республики Башкортостан. 2015. № 8. С. 9-14.

   Ежегодно из недр Земли извлекается более 100 млрд. тонн различных пород, сжигается около 1 млрд. тонн условного топлива. Интенсивное использование ископаемого топлива в качестве основного энергетического ресурса отражается на загрязнении окружающей среды вредными газами, пылью, тяжелыми металлами и другими поллютантами. В течение года в атмосферу поступает более 400 млн. тонн золы, сажи и пыли, а в гидросферу – примерно 600 млрд. тонн промышленных и бытовых стоков. В результате в биогеохимические циклы включаются дополнительно большие массы веществ, загрязняющих воздух, почвы и водоемы. К настоящему времени зарегистрировано более 4 млн. токсических веществ, количество которых ежегодно возрастает примерно на 6 тыс. (Пальцев, 1999).
Существенный вклад в загрязнение среды обитания диких животных вносит применение свинцовой дроби. Только в европейских странах ежегодно выстреливается около 20 тыс. т дроби. С ее применением возрастает вероятность загрязнения охотничьих угодий, в том числе и тех из них, которые удалены от техногенных источников загрязнения. По некоторым сведениям в наиболее посещаемых охотниками угодьях в течение года может накапливаться до 10 кг/га свинца, что соответствует 5 – 11 дробинам на 1 м2 (Лебедева, Сорокина, 2004). Опасность для водных и околоводных животных представляет ее накопление в водно-болотных биотопах (Еськов, Кирьякулов, 2007, 2008).
На опасность свинцовых отравлений водоплавающих птиц впервые было обращено внимание еще в конце ХIX в. Г. Гриннелом (Grinnell, 1894). В дальнейшем было показано отрицательное влияния заглатываемой птицами дроби на их состояние (Еськов, Кирьякулов, 2008; Еськов и др. 2012). У водоплавающих птиц заглатываемая дробь, задерживаясь в желудке, вероятно, может заменять гальку, выполняя функцию гастролитов (Лебедева, Сорокина, 2004). Но наличие в пищеварительном тракте птиц дроби нередко становится причиной отравлений свинцом, завершающихся летальным исходом (Еськов, Кирьякулов, 2012; Mudge, 1983; Scheuhammer, 1987). Этим обуславливаются призывы экологов вести запрет на применение свинцовой дроби.
В задачу настоящей работы входило изучение последствий попадания в желудок водоплавающих птиц свинцовой дроби. Поскольку дробь может ассоциироваться у птиц с гастролитами, задерживаясь в пищеварительном тракте, изучали влияние ее постепенной резорбции в процессе истирания на физиологическое состояние, жизнеспособность, аккумуляцию и выведение из организма.
Исследование выполнено на крякве обыкновенной (Anas platyrhynchos). Подопытным уткам однократно орально вводили по одной дробине массой 1.44 ± 0.01 г (картечь). Влияние свинца в пищеварительном тракте уток на их жизнеспособность и динамику массы тела изучали на особях, содержавшихся в вольере. У части уток рентгеном контролировали наличие дроби в желудке. У некоторых из них препарировали желудки и определяли изменение массы дроби за счет ее истирания. Одновременно в разных органах препарированных уток атомно-адсорбционным методам определяли содержание свинца.
По результатам наблюдения за 55 утками, в желудочно-кишечные тракты которых была введена картечь, погибло 5 уток. Их гибель происходила в разное время. Первая утка погибла через 7, последняя – через 86 суток после введения картечи. У первой из них в желудке оставалось 1.07 г свинца, у последней – картечь полностью истерлась и поглотилась желудком.
Гибели всех птиц предшествовало резкое уменьшение массы тела. У уток младшего возраста (до года) масса тела уменьшалась примерно в 1.5 раза, у относительно старых (более 2 лет) – почти в 2 раза. Исходная масса молодых уток варьировала от 0.7 до 0.9 кг, у старых – от 1.29 до 1.33 кг. Масса тела у большинства выживавших уток в течение первых 10 – 15 суток после заглатывания картечи уменьшение на 10 – 20%. В дальнейшем у них масса тела увеличилась, приближаясь к норме, у молодых через 4 – 5.5 мес. и примерно через 8 мес. – у старых.
Рентгенографические обследования, проводимые на пятые сутки после заглатывания птицами картечи, регистрировали ее наличие в желудках. У уток, препарируемых на 17-20 сутки картечи (ее остатков) в желудках не обнаруживали. За это время она полностью истиралась. Средняя скорость резорбции картечи в желудочно-кишечном тракте составляла 0.13 г/сут, варьируя в пределах от 0.08 до 0.21 г/сут. Неравномерность динамики резорбции картечи в желудках и аккумуляции свинца тканями и органами можно отнести за счет индивидуальной изменчивости уток по возрасту и физиологическому состоянию. Из числа факторов, влияющих на скорость резорбции свинца, с высокой вероятностью можно исключить изменения локомоторной активности, т.к. утки находились ограниченном пространстве.
Резорбируясь в желудочно-кишечном тракте, свинец неравномерно и с разной скоростью аккумулировался в органах и тканях (таблица). Наиболее интенсивно элемент поглощался в начале периода резорбции картечи (в первые 2-4 суток) после ее поступления в желудки. С наибольшей скоростью, составлявшей в первые двое суток 51.8 ± 4.9 мг/сут, аккумуляция свинца происходила в печени (табл. 1). Со скоростью 19.9 ± 3.4 мг/сут. в первые двое суток и 21.4 ± 3.5 мг/сут. в последующий такой же период поглощали свинец когти. Медленнее со скоростью 6.0 ± 0.9 и 5.2 ± 0.7 мг/сут. поглощали в это же время свинец перья и желудок. Самой низкой скоростью поглощения свинца, составлявшей в течение первых двух суток 1.7 ± 0.4, 1.1 ± 0.2 и 0.7 ± 0.1 мг/сут., отличались мышцы, сердце и жир.
За первые двое суток концентрация свинца в когтях, почках, печени, перьях, желудке, мышцах, жире и сердце выросла по отношению к исходным значениям в среднем в 130, 72, 48, 32, 23, 17, 10 и 8 раз (Р > 0.999) соответственно. В печени, жире и перьях высокий уровень концентрации свинца, варьируя в небольших пределах, поддерживался в течение 10–16 суток, что соответствовало периоду полной ее резорбции в желудочно-кишечном тракте. В желудочных тканях, почках и когтях относительно высокое содержание элемента сохранялось до 26–30 сут., а в мышцах и сердце – до 51–58 сут.
Резкое уменьшение свинца во всех структурах происходило через 73 – 86 суток от момента заглатывания утками картечи. Но и к этому времени концентрация элемента не опускалась до исходного уровня. Наибольшим его превышением отличались когти, печень, мышцы желудок и сердце. В них содержание свинца превосходило исходные значения соответственно в 10.6, 8.3, 7.8, 6.1 и 5.7 раза (Р > 0.99). Приближением содержания свинца к исходным уровням, превышавшим его всего в 2.6, 2.4 и 1.9 раза (Р > 0.95), отличались в указанное время почки, жир и перья.
Органы, обладавшие наибольшей интенсивностью поглощения свинца, быстрее других освобождались от него. В когтях снижение содержания свинца происходило со скоростью 2±0.31 мг/сут. В почках, печени и перьях скорость удаления элемента составляло 1.9±0.26, 1.1±0.17 и 0.4±0.08 мг/сут. Относительно медленное освобождение от свинца со скоростью 0.07±0.014, 0.04±0.009, 0.03±0.007 и 0.01±0.003 мг/сут. происходило соответственно в желудке, жире, сердце и мышцах.

Таблица 1.

Динамика резорбции свинца (исходная масса 1.44 мг) в желудочно-кишечном тракте уток и элемента в разных органах и тканях.

00

   Таким образом, потребление примерно 1.5 г свинца на 1 кг живой массы тела уток, содержащихся в условиях пониженной локомоторной активности, обладает минимальной летальной эффективностью (LD10). На такую дозу токсиканта утки реагируют уменьшением массы тела, что происходит в течение того времени пока свинец истирается в желудочно-кишечном тракте. Резорбируясь в нем, свинец быстро распространяется по всему телу. Особенно высоким накоплением элемента отличаются когти, почки и печень. Интенсивное выведение свинца из организма начинается примерно через 2 – 2.5 месяца после освобождения от него желудочно-кишечного тракта, чему сопутствует восстановление нормального уровня массы тела. Из этого следует, что большинство птиц освобождаются от свинцовой дроби, оказавшейся в желудке, и накопления свинца в их теле. Очевидно, свинцовый токсикоз способствует лишь усилению влияния других патологий, приводящих летальному исходу. Что касается летальной дозы свинца, то в естественной среде она, вероятно, ниже, чем в эксперименте на птицах, содержавшихся в небольшом вольере. Но в естественной среде повышению локомоторной активности птиц, вероятно, сопутствует интенсификация скорость выведения свинца из их организма.

                                                                        Литература:
Еськов Е.К., Кирьякулов В.М. Экологические последствия загрязнения свинцовой дробью водно-болотных угодий Московской области // Современные проблемы природопользования, охотоведения и звероводства: мат-лы Межд. научно-практ. конф. Киров, 2007. С. 139-140.
Еськов Е.К., Кирьякулов В.М. Содержание тяжелых металлов в теле уток, оседло зимующих в Московской области // Сельскохозяйственная биология. Биология животных. 2008. №6. С. 115-118.
Еськов Е.К. Кирьякулов В.М. Биологические эффекты аккумуляции поллютантов и эссенциальных элементов водно-болотными экосистемами // Вестник охотоведения. 2009. Т. 6. № 1. С. 3-20.
Еськов Е.К. Еськова М.Д., Кирьякулов В.М. Динамика накопления и выведения свинца из организма птицы // Токсикологический вестник. 2012. № 5. С. 46-49.
Лебедева Н.В., Сорокина Т.В. Тяжелые металлы в водоплавающих и околоводных птицах Азовского моря // Пищевые ресурсы дикой природы и экологическая безопасность населения: мат-лы. межд. конф. Киров. 2004. С. 137-139.
Пальцев А.И. Энтеросгель в клинике внутренних болезней // Энтеросгель, энтеросорбционные технологии в медицине: мат-лы научн.-практ. конф. Новосибирск-Москва. 1999. С. 53-57.
Grinnell G.B. Lead poisoning // Forest & Stream. 1894. V. 42. № 6. P. 117-118.
Mudge G.P. The incidence and significance of ingested lead pellet poisoning in Britain wildfowl // Biol. Conserv. 1983. V. 27. – P. 333-372.
Scheuhammer A.M. Reproductive effects of chronic, low-level dietary metal exposure in birds // 52-th North Amer. wildlife and natural resources conf. Quebec City, Quebec, 1987. – P. 568-664.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *