Проблемы охраны животных в Республике Башкортостан

Валуев В.А.

// Животный мир Южного Урала и Северного Прикаспия. VI Международная научно-практическая конференция. Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2014. – С. 24-25.

Хотя на протяжении всех 13 лет XXI в. на территории Республики Башкортостан неуклонно продолжает сокращаться численность большинства видов животных, до сих пор не наблюдается каких-либо попыток их сохранения. Логично предположить, что этим должно заниматься министерство природопользования и экологии республики. Но, вопреки здравому смыслу, учреждение, участвующее в публикации собственной Красной книги, и, соответственно, утверждающее состав видов, на которые запрещает охоту, само же её на них и разрешает (письмо зам. министра А.Х. Шагиева от 08.02.2011 г. № 14/678 директору Башкирского государственного природного заповедника В.А. Яныбаевой, в котором в охотничьи ресурсы включены 26 видов занесённых в Красные книги мира, РФ и РБ). Ясно, что ни тот, кто подготавливал этот документ, ни тот, кто его подписывал, не только не имели понятия о каких-либо аспектах биологии животных, включённых в этот список, но они даже не представляли, как они выглядят.

На изучение непосредственно фауны республики ежегодно правительством РБ отпускается (по крайней мере, предусмотрены затраты) до 30 млн. рублей, на изучение экологических проблем – около 180 млн. рублей («Перечень мероприятий подпрограмм Республиканской целевой программы «Экология и природные ресурсы Республики Башкортостан (на 2004-2010 годы и на период до 2015 года)»). Куда деваются эти деньги – не понятно. Министерство в своих ежегодных госдокладах утверждает, что средства тратятся по назначению. Но формулировка «по назначению» подразумевает под собой непосредственно изучение фауны республики. Какие же организации занимаются этими исследованиями? Какие конкурсы и на какие суммы объявляло министерство? Насколько может судить человек, следящий за сайтом министерства, на котором до 2013 г. размещалось проведение торгов, на изучение флоры и фауны выделялось ежегодно максимум до 0,5 млн. рублей. Причём темы и сроки их выполнения порой шокировали. Например, время на изучение сурка и болотной черепахи выделялось с 15 сентября по 15 декабря! А зачем нужно было тратить деньги на изучение шипуна и кликуна (2009 г.)? Первый обитает практически на каждом водоёме, второй – гнездился в последний раз на территории Башкирии 120 лет назад; как же можно исследовать то, чего нет? С качеством госдокладов этого министерства можно познакомиться на сайте Башкирского республиканского орнитологического общества http://www.broo.bashkiria.ru/site/Deyatel-nost/Stat-i/Recenzii

С чем связаны такие огрехи в руководстве животным миром? С интеллектом сотрудников министерства, или с «заданиями из Москвы»? Следует сказать, что встречается и то, и другое. О грамотности сотрудников охотнадзора можно судить по их публикациям. Например, в газете Илишевского района РБ «Маяк» начальник отдела охотнадзора этого района знакомит читателя: «На территории нашего района можно охотиться на многих диких птиц, например, … утку (дикая утка, серая утка, нырок, свиязь, тупоноска), кулика (бекас, лесная утка, чибис), а также куропатку, обитающую в сосновых лесах, лесного кулика, вяхиря (дикий голубь)». И заметьте, это уровень знаний начальника отдела. Каков же уровень подчинённых? Что они могут охранять?

Полному игнорированию научного потенциала зоологов республики на этом фоне профессиональной невежественности большинства сотрудников министерства приходится только удивляться. За 30 с лишним лет моей работы на кафедре зоологии БашГУ ни к нам, ни к другим ВУЗам ни разу не поступило предложение о проведении ликбеза хотя бы в области определения животных среди сотрудников министерства (начиная с егерского состава), не говоря уже о прохождении ими полного курса биологии животных обитающих в республике.

Вывод вытекает сам собой: при таком управлении животным миром деградация биоразнообразия будет продолжаться.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *