Обзор распространения и численности птиц семейств: Воробьиные, Вьюрковые и Овсянковые

Валуев В.А.

 ValuyevVA@mail.ru

Волжско-Камский орнитологический вестник. Чебоксары, 2009. Выпуск 3. С. 4-9.

В данном сообщении приводятся результаты наблюдений разных исследователей по распространению 32 видов указанных отрядов, когда либо замеченных за последние 150 лет. Указывается обилие и примерное количество особей в трёх регионах республики – Предуралье, горной части и Зауралье. В связи с тем, что материалы и методики, характеристика районов и сроки работ указаны в предыдущих номерах, здесь мы решили не повторяться.

При составлении обзора мы сознательно не цитировали публикации И.В. Карякина (1996, 1998), где он описывает орнитофауну Башкортостана. Наше мнение о недостоверности и вымышленности информации, предоставляемой этим человеком, совпадает с мнением А.И. Шепеля (1999). Наш анализ (Валуев, 2006) публикаций И.В. Карякина (1996, 1998) про орнитофауну Башкортостана показывает, что ему верить нельзя.

Тем, у кого нет наших работ, можно ознакомиться с ними на сайте Башкирского республиканского орнитологического общества http://broo.bashkiria.ru/

Домовый воробей (Passer domesticus). Домового воробья считали обыкновенным видом, населяющим поселения людей, все предыдущие исследователи. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) нашли поселение этих птиц в обрывистых берегах в низовье р. Таналык.

В настоящее время на всей территории Башкортостана в весеннее и летнее время вне населённых пунктов живут всего несколько сот особей. В осенний и зимний периоды этот вид в естественной среде практически отсутствует. В городах весьма многочислен. В г. Уфе в январе-феврале 1990 г. насчитывалось до 487 тыс. птиц, в эти же месяцы 2002 г. – до 150 тыс. (Валуев, 2003).

Полевой воробей (Passer montanus). Обычным видом его считали Э.А. Эверсманн (1866) и П.П. Сушкин (1897). С.В. Кириков (1952), В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) отмечали его многочисленность.

В Предуралье с весны по осень полевой воробей является обычным видом (6,58; 2,99 и 6,57), численностью 590-630 тыс., 260-300 тыс. и 590-620 тыс. особей. Зимой вне населённых пунктов он очень редок (0,015), численность его находится в пределах нескольких тысяч экземпляров. В этот период полевой воробей остаётся лишь по кустарниковым и древесным насаждениям вдоль дорог, где плотность его составляет 186 особей/км² (Валуев, 2003а), или 1.5 особи на 1 линейный километр автотрассы. В г. Уфа в январе-феврале 1990 и 2002 гг. максимальная численность этого вида составляла около 40 тыс. птиц. Это означает, что зимнее распределение полевого воробья приходится на деревни и сёла. В горах мы полевого воробья вне населённых пунктов не отмечали. В Зауралье весной он обычен (3,05), летом редок (0,16). Количество его составляет соответственно 40-50 тыс. и 1.5-3 тыс. особей.

Каменный воробей (Petronia petronia). Отмечен лишь в 1977 г. (Ansorge u.a., 1980).

Зяблик (Fringilla coelebs). Очень обыкновенной птицей Оренбургского края считал зяблика Э.А. Эверсманн (1866). Повсюду в равнинной части Уфимской губернии его наблюдал П.П. Сушкин (1897), в горах он встречал эту птицу реже. Прилёт этого вида был отмечен им с 1 по 15 апреля, а отлёт с 15 сентября по 25 октября (по новому стилю). Причём, валовый пролёт этот исследователь наблюдал в горах на неделю раньше (25 сентября, по н.ст.), чем в равниной части региона. Прилёт 3 апреля регистрировал С.В. Кириков (1952). Он также указывал на многочисленность этого вида в сосново-берёзовых лесах. Многочисленной гнездящейся птицей лесных ландшафтов региона считают зяблика В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

Самый ранний срок регистрации нами зяблика – 4 апреля, самый поздний – 4 декабря. Отмечена зимовка в 2002 (Валуев, 2003б) и в 2005 гг. Видимо, мы наблюдаем у этого вида становление осёдлости на территории Башкортостана. На территории Предуралья во время весенней и осенней миграций зяблик обычен (3,17 и 7,37), численностью 270-310 тыс. и 670-700 тыс. птиц. В репродуктивный период он многочислен (10,81); его количество в этот период составляет 0,9-1,1 млн. особей. В горах весной и летом он многочислен (17,07 и 28,42); количество его в эти сезоны находится в пределах 0,6-0,63 млн. и 0,9-1,1 млн. особей. В послегнездовой период выводки зябликов, объединяясь в стаи, откочёвывают из леса на бурьяны равнинных участков, и поэтому в горах остаётся лишь 30-35 тыс. особей, т.е. зяблик попадает в категорию «редкий вид» (0,92). В сентябре большинство особей покидают территорию Предуралья и гор Башкортостана. В Зауралье зяблик во время весеннего пролёта является обычным видом (2,75), летом –редким (0,12). Численность его в эти сезоны составляет 35-45 тыс. и 1-3 тыс. особей.

Юрок, или вьюрок (Fringilla montifringilla). Э.А. Эверсманн (1866) указывал на гнездование юрка по сосновым борам. Также он сообщал о том, что на осеннем пролёте эти птицы встречаются повсюду тысячными стаями, а весной их гораздо меньше. На территории Уфимской губернии П.П. Сушкин (1897) на гнездовании юрков не встречал. Он их наблюдал только на осеннем пролёте, который, по его словам, начинался с 1 октября (по н. ст.) и продолжался весь месяц. Самая большая стайка, которую он наблюдал, состояла из 100 особей. За несколько десятилетий лишь 11-13 апреля 1932 г. этих птиц встречал С.В. Кириков (1952). Он зарегистрировал их на весеннем пролёте в зауральской нагорной лесостепи возле с. Юлук, и на юго-восточной окраине ландшафта нагорных боров у пос. Крепостной Зилаир. На гнездовании этот вид обнаружили на Уфимском плато, хр. Каратау и в горных районах к югу до 53°с.ш. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Они же считают, что F. montifringilla обычен на пролёте по всей территории региона.

Самая ранняя встреча нами юрка – 20 апреля, самая поздняя (кроме зимы 2003-2004 гг.) – 8 октября. В настоящее время юрок, в целом по Предуралью, с весны по осень является очень редким видом (0,01; 0,03 и 0,025). Численность его в эти периоды составляет несколько тысяч особей. Многочисленным на гнездовье он является в Гафурийском районе (29,7) и на Уфимском плато (16,4). На остальной территории республики практически отсутствует. На осеннем пролёте этот вид был отмечен как многочисленный только раз – 18 сентября 2001 г. в Дюртюлинском районе (42.9). Зимой зарегистрирован лишь однажды – несколько сотен птиц зимовали в г. Уфе в 2003-2004 г. (Валуев, 2004). В горах весной не регистрировался. Летом и осенью является здесь очень редким видом (0,05-0,01), численностью до 3 тыс. особей. В Зауралье нами не встречен.

Зеленушка (Chloris chloris). Редкой птицей Предуралья зеленушку считали Э.А. Эверсманн (1866) и П.П. Сушкин (1897). Последний отмечал, что прилёт этой птицы довольно скудный и происходит в начале апреля (по н. ст.); осенний пролёт он не заметил. С.В. Кириков (1952) её не встречал. Редкой птицей Предуралья и обычной в окрестностях д. Иргизла её считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

Самая ранняя дата регистрации нами зеленушки – 22 марта, самая поздняя (не считая 2003 г., когда отмечены зимующие птицы) – 19 октября. В мае она многочисленна в Гафурийском (60,2) и Уфимском (60,0) районах, а также на Белебеевской возвышенности (39,0); летом – в Зианчуринском (55,8), Краснокамском (23,8) и в Миякинском (20,4) районах. В среднем на территории Предуралья в настоящее время она весной и летом обычна (1,31 и 1,44). Численность её в эти периоды составляет 100-140 тыс. и 110-150 тыс. птиц соответственно. Во время осенней миграции многочисленна в Краснокамском (17,9) и Фёдоровском (14,3) районах; но в целом по региону в этот период она редка (0,2). Количество её в это время находится в пределах 16-20 тыс. особей. В зимнее время на территории республики стайка зимующих птиц была встречена 23 января 2003 г. в окрестностях д. Подгорное Кугарчинского района. В горах весной она редка (0,15), летом –обычна (1,88), осенью – очень редка (0,038). Численность её в эти сезоны находится в пределах 5-6 тыс., 60-75 тыс. и 1-3 тыс. особей соответственно. В горах Мелеузовского района в репродуктивный период зеленушка многочисленна (12,4). В Зауралье найдена весной только в Учалинском районе (0,04) – 400-600 особей.

Таким образом, в настоящее время зеленушка прочно освоила территорию Предуралья Башкортостана и горную область.

Чиж (Spinus spinus). Э.А. Эверсманн (1866) сообщал о гнездовании чижа в северной части Оренбургской губернии. Всюду в еловых лесах его встречал П.П. Сушкин (1897). Он характеризовал этот вид как обычный на гнездовании. Относительно зимовки этого вида он не имел никаких сведений. Первых птиц он отмечал в середине апреля (по н. ст.), последнюю стайку чижей наблюдал 17 октября. С.В. Кириков (1952) этих птиц не регистрировал, но ссылался на наблюдение их в гнездовое время в Башкирском заповеднике А.А. Герке. Южной границей гнездования чижа В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) указывали долину р. Белой.

В настоящее время чиж на территории Предуралья в весеннее время является очень редким видом (0,07) и чрезвычайно редким (0,009) – в летнее и осеннее. Количество его в эти периоды составляет соответственно 5-7 тыс. и 0,7-1,5 тыс. особей соответственно. Во время гнездования в этом регионе мы регистрировали его в Уфимском и Дюртюлинском районах. Зимой чиж обычен (2,15), его количество в этот период составляет около 180-220 тыс. особей. В это время часто посещает города, где кормится семенами берёзы. В январе-феврале 2002 г. в г. Уфе зимовало 1,5-2,0 тыс. этих птиц (Валуев, 2003). Мы, будучи мальчишками, ловили чижей под г. Уфой в зимнее время в начале 1970-х гг. В горах весной чиж нами не встречен, в репродуктивный период очень редок (0,032), осенью обычен (1,88). Численность его летом составляет 5-7 тыс., осенью – 60-70 тыс. особей. В Зауралье нами не отмечен.

Черноголовый щегол (Carduelis carduelis). Повсеместно распространённой оседлой, лесной птицей считали щегла все предыдущие исследователи.

В настоящее время щегол в Предуралье в весеннее время является редкой птицей (0,72), численностью 62-72 тыс. экземпляров. Летом, осенью и зимой он обычен (4,47; 3,12 и 1,73); количество его в эти сезоны составляет 400-440 тыс., 270-310 тыс. и 140-180 тыс. особей соответственно. В горах весной и летом щегол редок (0,46), осенью чрезвычайно редок (0,003). Количество его в эти периоды составляет 14-19 тыс., 28-32 тыс. и несколько сот особей. В Зауралье весной щегол очень редок (0,06), летом редок (0,56). Численность его в это время находится в пределах 0,6-1,2 тыс. и 7-9 тыс. птиц соответственно.

Коноплянка (Acanthis cannabina). Обыкновенной птицей на территории центральных и северных районов современного Башкортостана коноплянку считал Э.А. Эверсманн (1866). Того же мнения придерживался и П.П. Сушкин (1897), который полагал, что в открытой части губернии эта птица встречается реже, чем в лесной. В горах он её не наблюдал. Самых первых птиц П.П. Сушкин (1897) регистрировал в конце первой декады апреля (по н. ст.), самых последних птиц встречал 19 октября. С.В. Кириковым (1952) ни в Зауралье, ни на Южном Урале не встречена. По В.Д. Ильичёву и В.Е. Фомину (1988), повсеместно редка в Зауралье, отсутствует на Уфимском плато и является обычной гнездящейся птицей Предуралья. Указание этих исследователей на гнездование коноплянки по долине р. Сакмары, вероятно, исходит из данных Н.А. Зарудного (1897), т.к. сами они исследования там не вели.

Самая ранняя дата регистрации нами коноплянки на территории республики – 21 марта, самая поздняя – 19 октября. В Предуралье этот вид весной редок (0,75), в репродуктивный период и осенью обычен (1,07 и 1,01). Численность коноплянки весной составляет 65-75 тыс., летом и осенью 85-110 тыс. особей. В междуречье рек Юрюзань и Ай коноплянка не отмечена. В Белокатайском районе она была обычна (2,2) в 2006 г., хотя в 2003 г. она не была встречена не только на его территории, но ни в одном районе северо-восточной области Башкортостана (Валуев, 2004а). В горах эта птица встречалась нам лишь на весеннем и осеннем пролётах (0,068 и 0,45). Численность её в эти сезоны составляет 2-3 тыс. и 14-18 тыс. особей соответственно. В Зауралье встречена только 24 мая 2006 г. на южных отрогах хр. Ирендык в окрестностях д. Баишево, в пойме р. Уртазымка.

Горная чечётка, или горная коноплянка (Acanthis flavirostris). Известен лишь один случай залёта этого вида на Южный Урал. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) сообщают, что в ЗИН АН СССР хранится самец из коллекции Северцова, добытый 18 июня (без указания года) у д. Каноникольск.

Обыкновенная чечётка (Acanthis flammea). Э.А. Эверсманн (1866) считал чечётку многочисленным гнездящимся, оседлым видом. П.П. Сушкин (1897) не встречал птиц этого вида с начала апреля (по н. ст.) до конца сентября, и указывал на неё лишь как на зимующий вид. Осенний прилёт в нагорно-лесные ландшафты С.В. Кириков (1952) отмечал в октябре, весенний пролёт он наблюдал в первой декаде апреля. На гнездовании на территории Башкортостана чечётка зарегистрирована В.Д. Ильичёвым (1957) в 1953 г. Ежегодно зимующей и пролётной птицей всего региона её считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Они же отмечают колебание численности этого вида в 1953-1957 гг.

В настоящее время весенний пролёт чечётки не выражен; обычно он заканчивается в конце марта. Самых поздних птиц в этот период мы отмечали 22 апреля. Летом на территории республики мы встретили этих птиц один только раз – парочка чечёток наблюдалась нами 21 июля 1990 г. в окрестностях г. Агидель. Массовый прилёт чечётки в Башкортостан в разные года происходит по-разному – с октября по январь. В отдельные годы эти птицы появляются лишь в феврале. В целом по республике этот вид в зимнее время редок (0,19), численность его в это время 15-20 тыс. особей.

Пепельная, или тундряная чечётка (Acanthis hornemanni). Редкой зимующей и пролётной птицей всей территории Предуралья её считал П.П. Сушкин (1897). Отмечалась в заповеднике «Шульган-Таш» (Лоскутова, 1998, цит. по: Захаров, 2006).

Обыкновенная чечевица (Carpodacus erythrinus). Нередким видом чечевицу считал Э.А. Эверсманн (1866). Как на очень обыкновенную птицу Предуралья и более редкую в горах на неё указывал П.П. Сушкин (1897). Весенний прилёт он отмечал в первых числах мая; самая поздняя встреча, отмеченная им – 30 июля. С.В. Кириков (1952) находил чечевицу во всех ландшафтах Южного Урала. Он же сообщал о позднем прилёте этого вида, который проходил, в основном, во второй половине мая. Обычной, местами многочисленной птицей всего региона её считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

Самая ранняя регистрация нами чечевицы произошла 13 мая, самая поздняя – 18 августа. Весной в Предуралье она редка (0,34), летом – обычна (6,84), а осенью – чрезвычайно редка (0,005). Количество её в эти периоды составляет соответственно 28-36 тыс., 620-660 тыс. и около одной тысячи особей. В горах весной чечевица обычна на весеннем пролёте и в репродуктивное время (8,03 и 4,6), численностью 270-310 тыс. и 140-180 тыс. птиц. Осенью она попадает в категорию «редкий вид» (0,46) – 15-20 тыс. экземпляров. В Зауралье она редка и весной и летом (0,64 и 0,2). Количество её в эти сезоны составляет 8-10 тыс. и 2-4 тыс. особей.

Длиннохвостая чечевица (Uragus sibiricus). По В.Д. Ильичёву и В.Е. Фомину (1988), урагус стал появляться в зимнее время под Уфой с 70-х годов прошлого столетия. В окрестностях пос. Аэропорт Уфимского района П.Г. Полежанкина (устн. сообщ.) встретила самца и самку в феврале, а одиночную самку – в середине ноября 2006 г. М.А. Фоминых зарегистрировал урагуса в Краснокамском районе в январе 2008 г. (устн. сообщ.).

Мы встретили стайку из 12 птиц 21 декабря 1985 г. в окрестностях д. Кальтовка в Иглинском районе, самку – в январе 1990 г. в окрестностях г. Уфы, и ещё одну самку – в декабре 1997 г. в д. Юматово (граница Уфимского и Чишминского районов). С 2000 г. урагус ежегодно появляется на всей территории Предуралья республики. В целом по региону в зимний период урагус в Предуралье очень редок (0,01), численность его составляет 1-2 тыс. птиц.

Щур (Pinicola enucleator). В ноябре 1984 г. в г. Уфе стайку щуров наблюдал М.Г. Баянов (устн. сообщ.). Регулярно зимующей и пролётной птицей всей территории республики его считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Они же указывают на сильное колебание численности этого вида по годам. К сожалению, эти авторы не указывают ни времени, ни места наблюдений, ни кем регистрировались эти птицы. Небольшую стайку этих птиц наблюдал в Краснокамском районе зимой 2008 г. М.А. Фоминых (устн. сообщ.).

Мы встретили этих птиц лишь однажды – 5 птиц кормились на рябине в г. Уфе 17 января 2002 г. (Валуев, 2003).

Клёст-сосновик (Loxia pytyopsittacus). Э.А. Эверсманн (1866) указывал на его присутствие в Оренбургском крае. Другие исследователи его не находили. Нам этот вид также не встречался.

Клёст-еловик (Loxia curvirostra). О нахождении клеста-еловика в хвойных лесах Оренбургского края указывал Э.А. Эверсманн (1866). П.П. Сушкин (1897) эту птицу на территории республики не встречал. С марта по май 1937 г. в сосново-лиственных лесах Башкирского заповедника, по нашим анализам данных С.В. Кирикова (1952), еловик был многочислен – около 40 особей/км?. Со второй половины мая там же в тот же год клестов можно было отнести к обычному виду – 10 особей/км?. По мнению С.В. Кирикова (1952), численность клеста-еловика в горах Ю. Урала находится в зависимости от урожая хвойных деревьев, и, в неурожайные годы, эта птица может совсем отсутствовать. Встречен в июне 1959 г. в Бураевском районе («Птицы Волжско-Камского края», 1978). В июле-августе 1976 г. отмечался в сосняках Прикамья (Ильичёв, Фомин, 1988).

В настоящее время на территории Предуралья гнездится 1-3 тыс. клестов-еловиков (0,015), причём подавляющее большинство обитает на Уфимском плато. В горах на гнездовании он редок (0,16) – 5-7 тыс., в Зауралье очень редок (0,014) – несколько сот особей гнездятся на хр. Ирендык и в Учалинском районе.

Белокрылый клёст (Loxia leucoptera). В Башкирском заповеднике 2 пары белокрылых клестов наблюдала З.Т. Багаутдинова (2003) в стае клестов-еловиков в течение всей зимы 2001/2002 г. Самца и самку она встретила 8 июня 2002 г. В окрестностях г. Нефтекамска 26 июня 2007 г. взрослого самца наблюдал М.А. Фоминых (2007).

Обыкновенный снегирь (Pyrrhula pyrrhula). Нередким гнездящимся видом Оренбургского края эту птицу считал Э.А. Эверсманн (1866). В окрестностях Иремельского массива молодых птиц встречал П.П. Сушкин (1897). Гнездование снегирей на хр. Урал-Тау предполагал С.В. Кириков (1952), он встречал их там летом 1942 и 1946 гг. Этот же исследователь отмечал дружный отлёт снегирей в середине апреля. Как на обычную птицу горных лесов Иремельского массива на снегиря указывают А.Л. Подольский и О.Ф. Садыков (1983). Редкой гнездящейся птицей Уфимского плато и Айско-Юрюзанской лесостепи обыкновенного снегиря считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Летом 2007 г. взрослую самку с птенцом встретил М.А. Фоминых в Краснокамском районе (Фоминых, 2007).

В настоящее время обыкновенные снегири прилетают на территорию Башкортостана в основном в ноябре-декабре (в 2008 г. были отмечены в третьей декаде сентября), а отлетают в марте-апреле. По нашим наблюдениям снегирь в зимнее время является обыкновенным видом (8,6) на всей территории Башкортостана. Его количество в этот период составляет 0,75-0,85 млн. особей. В июне 1983 г. мы встретили самца с самкой в окрестностях д. Акбердино Иглинского района. Видимо, отдельные пары спорадично гнездятся и в центральных районах республики.

Серый снегирь (Pyrrhula cineracea). Ранее на территории Башкортостана никем из предыдущих исследователей обнаружен не был.

Нами пойман и окольцован самец 12 июля 2006 г. в окрестностях д. Соколки Белокатайского района (Валуев и др., 2006). Небольшая стайка серых снегирей находилась там все два дня, которые мы там были.

Дубонос (Coccothraustes coccothraustes). Повсеместно распространённой, но редкой птицей считал дубоноса Э.А. Эверсманн (1866). Всего два раза в Уфимской губернии встретил его П.П. Сушкин (1897). Он указывал на сообщение ему Пименовым о том, что зимой 1892-93 г. эту птицу несколько раз ловили уфимские птицеловы. Ни разу не встретился этот вид С.В. Кирикову (1952) в местах его работ. Редкой гнездящейся птицей северной части республики дубоноса считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

В Предуралье дубонос круглогодично очень редок – весной (0,011), летом (0,019), осенью (0,056) и зимой (0,015). Численность его осенью составляет 5-7 тыс., в остальные периоды – 0,7-3 тыс. особей. В горах он отмечен нами только летом и осенью (0,04) в пойме широтного течения р. Белая в 2000 и 2001 гг. и в горах Кугарчинского района. В Зауралье дубонос весной не регистрировался, а летом отмечен как очень редкий вид (0,06), численностью около одной тысячи особей.

Обыкновенная овсянка (Emberiza citrinella). Во времена Э.А. Эверсманна (1866) обыкновенная овсянка была редка, но уже в конце XIX в. становится обыкновенной птицей (Сушкин, 1897). Про численность этого вида в исследуемом им районе С.В. Кириков (1952) ничего не говорит, но указывает на время весеннего прилёта – 10 апреля. Этот автор также отмечает зимование обыкновенных овсянок в местах посевов хлебных злаков. Обычной, местами многочисленной птицей считают её В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

Массовый прилёт обыкновенных овсянок мы регистрировали 25 марта (хотя отдельные стайки прилетают и раньше), массовый отлёт длится до середины октября. В Предуралье лидирующее положение занимает E.c. citrinella, а в Зауралье республики – E.c. erythrogenis (Валуев, 2008). На восточных склонах Уральских гор эти два подвида встречаются с одинаковой частотой.

Хотя в некоторых местах Предуралья во время весенней миграции обилие обыкновенной овсянки достигает 98 особей/км², в целом по региону она обычна (2,95), численностью 250-290 тыс. особей. Летом обыкновенная овсянка становится многочисленным видом (10,45), её количество достигает 0,9-1,1 млн. птиц. Осенью она снова находится в категории обычный вид (5,09), численностью 0,45-0,5 млн. особей. В горах обыкновенная овсянка многочисленна весной и летом (12,4 и 11,37); численность её в эти периоды составляет 430-460 тыс. и 400-420 тыс. экземпляров. Осенью она обычна (3,19), численностью 100-130 тыс. особей. В Зауралье весной и летом этот вид обычен (1,99 и 1,37). Количество обыкновенных овсянок в эти периоды составляет 25-30 тыс. и 18-22 тыс. птиц соответственно.

Белошапочная овсянка (Emberiza leucocephala). О встрече П. Назаровым этой птицы на восточном склоне хр. Большой Ирендык 10 сентября сообщал (не указывая год) С.В. Кириков (1952).

Камышовая овсянка (Emberiza schoeniclus). Этот виду Э.А. Эверсманн (1866) считал не редким. Как о весьма обыкновенной птице равниной части Уфимской губернии о ней отзывался П.П. Сушкин (1897). В горах этот исследователь её не встречал. О миграциях он указывал, что прилёт проходит во второй половине апреля (по н. ст.), с окончательным вскрытием рек, а последние птицы исчезают в первой половине октября. Лишь два раза эта овсянка встречалась С.В. Кирикову (1952) – 30 апреля и 16 июля 1929 г. в окрестностях д. Верхнее-Иткулово (в настоящее время эта деревня называется, вероятно, Второе Иткулово. Прим. автора) по р. Сакмаре. Но уже В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) нашли эту птицу «особенно обычной по озёрам степи и лесостепи Зауралья». На Южном Урале они эту птицу не регистрировали, а в Предуралье считали камышовую овсянку сравнительно немногочисленной к северу от долины р. Белой, а к югу и западу от неё – более обычной.

Самая ранняя дата регистрации нами камышовой овсянки произошла 6 апреля, самая поздняя – 18 сентября. Наиболее сильный весенний пролёт по Предуралью проходит вдоль русел рек Белая и Дёма. В это время её обилие иногда превышает 230 особей/км², т.е. камышовая овсянка попадает в категорию «весьма многочисленный вид». В целом по региону она обычна весной и летом, и редка осенью (9,71; 5,7 и 0,22). Численность её в эти периоды составляет 0,85-0,95 млн., 0,5-0,55 млн. и 18-24 тыс. особей соответственно. В горах на гнездовье она очень редка (0,01), численностью несколько сот особей; весной и осенью нами здесь не отмечалась. В Зауралье камышовая овсянка редка весной и летом (0,92 и 0,19). Численность ее в эти сезоны составляет 11-15 тыс. и 2-4 тыс. птиц соответственно.

Полярная овсянка (Emberiza pallasi). На территории Башкортостана самца полярной овсянки в Мелеузовском районе отметил О.А. Торгашов (2003). К сожалению, он не указал точной даты. Из его сообщения известно только, что это было в 2002 или 2003 году.

Овсянка-ремез (Emberiza rustica). П.П. Сушкин (1897) встретил овсянку-ремез всего один раз – 17 сентября 1891 г.(по н. ст.) возле д. Верхние Месели Стерлитамакского уезда. В XX в. найдена на гнездовье в Иремельском горном массиве в 1978-1982 гг. (Подольский, Садыков, 1983; Ильичёв, Фомин, 1988). Дважды, в середине сентября 1974 и 1975 гг. в низовье р. Белой и в пойме р. Камы встретили этих птиц В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). В Южно-Уральском заповеднике эту овсянку отмечал в гнездовое время В.Д. Захаров (2006).

По нашим данным, на весеннем и осеннем пролётах овсянка-ремез в Предуралье очень редка (0,014 и 0,04), численностью 1-2 тыс. и 3-4 тыс. особей. В репродуктивный период мы встречали пары этих птиц в Краснокамском районе в 1990 г., но хотя гнёзд не нашли, подозреваем, что этот вид там гнездится. В горах встречали птиц, кормящих своих птенцов, в середине июня 2007 г. в Белорецком районе – в окрестностях д. Верхняя Арша и в пойме р. Юрюзань. В целом в горах в репродуктивный период овсянка-ремез очень редка (0,07), её численность составляет 2-3 тыс. особей. В Зауралье нами не встречена.

Овсянка-крошка (Emberiza pusilla). Известна лишь одна находка – самка овсянки-крошки добыта в Башкирском заповеднике 12 апреля 1967 г. (Ткаченко, 1971, цит. по: Захаров, 2006).

Дубровник (Emberiza aureola). Э.А. Эверсманн (1866) отмечал дубровника в южных предгорьях Урала. П.П. Сушкин (1897) находил его повсюду кроме гор и считал очень обыкновенной птицей. С.В. Кириков (1952) встретил дубровника в пойме р. Сакмары ниже д. Верхнее-Иткуловой. Обычной гнездящейся птицей пойменных лугов всего Предуралья, редкой гнездящейся птицей по южной окраине лесостепных и степных районов Южного Урала и весьма обычным видом Зауралья дубровника считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988)

Самая ранняя дата регистрации нами дубровника произошла 16 апреля, самая поздняя – 25 июля. В Предуралье массовый прилёт этого вида приходится на вторую половину мая. В целом в регионе весной этот вид редок (0,31), летом обычен (3,66). Количество его в эти периоды составляет 25-33 тыс. и 320-360 тыс. особей соответственно. Не встречен этот вид на Уфимском плато и восточнее его в июне 2003 г., а также к западу от него – в Мишкинском и Аскинском районах; в 2006 г. не найден в Белокатайском районе и всего одна особь отмечена в Дуванском. В горах дубровник зарегистрирован нами лишь в междуречье Белой и Нугуш. В Зауралье с 2000 по 2008 гг. эта овсянка встретилась нам только в окрестностях д. Баимово в пойме р. М. Кизил. Обилие дубровника в этом месте в середине июня составляло 5,72 особи/км?.

Садовая овсянка (Emberiza hortulana). О нахождении садовой овсянки в Оренбургском крае указывал Э.А. Эверсманн (1866). В западной части Уфимского уезда и в Белебеевском уезде её встречал П.П. Сушкин (1897); он заметил, что эту птицу нельзя было назвать очень обыкновенной. Первую птицу П.П. Сушкин (1897) заметил 9 мая (по н. ст.) на оз. Шингак-куль. С.В. Кириков (1952) сообщал о гнездовании её в лесостепи, предгорно-степных ландшафтах в зарослях чилиги, вишенника и бобовника. Он же указывает на встречи садовой овсянки и в нагорно-лесных ландшафтах, в тех местах, где вкраплена степная растительность. е ой овсянки и внагорно-лесных ландшафтах, там где Очень обычной, местами многочисленной птицей всего Предуралья, Южного Урала и Зауралья её считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Редким гнездящимся видом нац. парка «Башкирия» считает её С.А. Нехорошков (1987).

Самая ранняя регистрация нами садовой овсянки – 25 апреля, самая поздняя – 22 октября. В Предуралье весной она очень редка (0,015), численностью 1-3 тыс. экземпляров. Летом и в августе – редка (0,85 и 0,57), количество её в эти периоды составляет соответственно 70-90 тыс. и 50-60 тыс. птиц. В сентябре и октябре садовая овсянка также редка (0,27 и 0,1) – 20-25 тыс. и 7-10 тыс. особей. В горах садовая овсянка очень редка весной (0,06), редка летом (0,13) и чрезвычайно редка в августе (0,001). Её количество в эти периоды составляет 1-3 тыс., 4-5 тыс. и около сотни особей соответственно. В Зауралье она местами – многочисленный вид, как, например, в окрестностях д. Баимово Абзелиловского района (55,4); местами полностью отсутствует. Но в целом по региону весной и летом это обычный вид (1,12 и 3,17), численностью 15-20 тыс. и 40-50 тыс. особей соответственно.

Скальная овсянка (Emberiza buchanani). Предыдущими исследователями скальная овсянка на территории Башкортостана не отмечалась. Мы её встретили на скале в долине р. Юрюзань 15 июня 2003 г., выше по течению (4-6 км) от пос. Малояз (Валуев, 2003в).

Подорожник (Calcarius lapponicus). С.В. Кириков (1952) указывал, что П. Назаров сообщал о редких встречах лапландского подорожника зимой в лесной зоне. Другими исследователями лапландский подорожник на территории современного Башкортостана зарегистрирован не был.

Нами, птицы этого вида отмечены лишь один раз. Стайка из нескольких особей была замечена 18 мая 1985 г. в окрестностях оз. Бол. Толпак Кармаскалинского района.

Пуночка (Plectrophenax nivalis). О том, что пуночка прилетает в начале зимы (или поздней осенью) и улетает до апреля, считают все предыдущие исследователи – Э.А. Эверсманн (1866), П.П. Сушкин (1897), С.В. Кириков (1952), В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

В настоящее время пуночка является очень редким зимующим видом (0,048), её количество на территории республики в это время года составляет 4-5 тыс. особей. Появляется обычно в декабре и держится до марта. В своём большинстве держится стайками по 50-70 особей, придерживаясь дорог и не заметённого снегом бурьяна.

Литература:

Багаутдинова З.Т. 2003. Птицы Башкирского заповедника. – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: Изд-во «Академкнига» Екатеринбург: 8-26.

Валуев В.А. 2003. Динамика зимней авифауны г. Уфы. Уфа: 12 с.

Валуев В.А. 2003а. Птицы на зимних дорогах Башкирии. – Вестник Башкирского университета, 3-4: 36-37.

Валуев В.А. 2003б. Новые данные по авифауне лесостепных районов Предуралья Башкортостана. – Итоги биологических исследований, 7: Уфа: 51-53.

Валуев В.А. 2003в. К редким видам птиц Башкирии – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 73-74.

Валуев В.А. 2004. Зимование юрка Fringilla montifringilla в Уфе – Орнитологический вестник Башкортостана. Уфа: 9-10.

Валуев В.А. 2004а. Птицы северо-восточной области Башкортостана – Орнитологический вестник Башкортостана. Уфа: 2-9.

Валуев В.А. 2006. Краткий обзор конспектов И.В. Карякина – Башкирский орнитологический вестник. Уфа: 14-23.

Валуев В.А., Артемьев А.И., Валуев Д.В. 2006. К редким видам птиц Башкортостана – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 42-44.

Валуев В.А. 2008. К распространению подвидов обыкновенного поползня и обыкновенной овсянки на территории Башкортостана – Материалы III всероссийской конференции «Принципы и способы сохранения биоразнообразия». Йошкар-Ола: 319.

Зарудный Н.А. 1897. Дополнения к «Орнитологической фауне Оренбургского края» – Материалы к познанию фауны и флоры Российской империи Отд. зоологии. Вып. 3. М: 171-312.

Захаров В.Д. 2006. Птицы Южного Урала (видовой состав, распространение, численность). Екатеринбург, Миасс, 228 с.

Ильичёв В.Д., Фомин В.Е. 1988. Орнитофауна и изменение среды (на примере Южно-Уральского региона). М., 247 с.

Кириков С.В. 1952. Птицы и млекопитающие в условиях ландшафтов южной оконечности Урала. М., 412 с.

Нехорошков С.А. 1987. Практические рекомендации по использованию птиц Нугушского водохранилища и рек Нугуш и Урюк. Уфа, 21 с.

Птицы Волжско-Камского края: Воробьиные. 1978. М., 248 с.

Подольский А.Л., Садыков О.Ф. 1983. Орнитокомплекс Иремельского массива – Практич. использов. и охрана птиц Южно-Уральск. региона. М.: 52-54.

Сушкин П.П. 1897. Птицы Уфимской губернии. М., 331 с.

Торгашов О.А. 2003. Птицы национального парка «Башкирия» – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 213-241.

Фоминых М.А. 2007. К редким видам птиц Республики Башкортостан – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 265-266.

Шепель А.И. 1999. Рецензия. Карякин И.В. Конспект фауны птиц Пермской области. Пермь, 1998. – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 199-206.

Эверсманн Э.А. 1866. Естественная история Оренбургского края. Казань, 621.

Ansorge H., Balschun D., Donle H.-J., Kock U. 1981. Beitrag zur Avifauna der Baschkirischen ASSR – Wiss. Z. Univ. Halle, H.3 83-95.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *