К семействам Ласточковые, Жаворонковые, Трясогузковые и Сорокопутовые Башкортостана

Валуев В.А.

ValuyevVA@mail.ru

Вестник Башкирского университета. Уфа, 2006. № 1. С. 48-54.

Приведён анализ видового состава четырёх семейств (Ласточковые, Жаворонковые, Трясогузковые и Сорокопутовые) отряда Воробьеобразных птиц Башкортостана за 23-летний период (1982-2005 гг.). Выявлены количественные изменения каждого вида за полтора столетия. Рассмотрена принадлежность особи Lanius major Pal., добытой П.П. Сушкиным (1987), к Lanius cristatus L. и к Lanius collurio L. Показана численность видов и их обилие на территории республики в настоящее время.

Цель данной работы – показать изменение численности каждого вида вышеперечисленных семейств на административной территории современного Башкортостана. В виду большой мозаичности ландшафтов республики мы не делаем ударение на указание биотопов, в которых рассматриваемый – вид наиболее распространён. Сразу оговоримся, количественные характеристики, приведённые предыдущими исследователями, не показывают конкретной численности видов, а лишь отражают их субъективное восприятие. Например, предложение «Особенно многочисленным болотный лунь был на оз. Шунгак-куль …» (Ильичёв, Фомин, 1988), вряд ли указывает, что этой птицы во время их исследований было больше чем 100 особей на км² данного озера. Скорее всего, это обозначает, что в ближайших окрестностях озера болотного луня значительно меньше. Кроме того, следующее предложение – «Столь же обычен он по всем водоёмам … Зауралья» показывает, что между терминами «особенно многочисленный» и «обычен» количественного различия нет. Чтобы избежать такой путаницы, необходимо оперировать цифрами или понятиями, которые бы определяли какой-либо цифровой интервал. Для того чтобы можно было в последующем сравнивать численность того или иного вида, мы использовали его количественную характеристику по шкале балльных оценок обилия птиц, предложенной А.П. Кузякиным (1962), Для наглядности мы приводим его обилие – в скобках в конце каждого очерка. Учёты проводились по методике Ю.С. Равкина (1967). При обработке данных использовался экстраполяционный коэффициент (Валуев, 2004).

Береговая ласточка, или береговушка Riparia riparia L. Всюду этих птиц на территории современного Башкортостана наблюдал Э.А. Эверсманн (1866). На многочисленность береговой ласточки в Предуралье указывал П.П. Сушкин (1897); в горах он её нашёл. О гнездовании Riparia riparia большими колониями в лесостепи и предгорно-степных ландшафтах Зауралья, а также об очень большой его редкости в нагорно-лесных ландшафтах сообщал С.В. Кириков (1952). На малочисленность береговушки в Зауралье указывали В.Д. Ильичёв и В. Е. Фомин (1988). Эти же исследователи считали береговую ласточку обычным гнездящимся видом Предуралья, а в горах предполагали её гнездование до широтной излучины р. Белой. На бортах силосной траншем обнаружил небольшую колонию М.Г. Баянов (устн. сообщ.) в 1965 г. в окрестностях оз. Ургун Учалинского района.

В настоящее время на территории Башкортостана Riparia riparia гнездится спорадично, и не всегда на одном и том же месте. В горах береговушка чрезвычайно редка. На 150 км береговой линии горного участка р. Белой в её широтном течении обнаружена лишь одна небольшая колония этой ласточки – в окрестностях д. Кутаново (Бурзянский район). В Зауралье встречается спорадично и является редким видом. В Предуралье береговая ласточка многочисленна в гнездовое время. Самая ранняя дата регистрации на территории республики – 24 апреля, самая поздняя – 24 августа. Во время весеннего пролёта в Башкортостане наблюдается около 165000 особей (1,15); в репродуктивный период – 3300000 особей (22,8); в августе насчитывается до 363000 птиц (2,5). Основная масса береговушек успевает вырастить птенцов и улететь уже в июле. Некоторые птицы делают вторую кладку. Такую колонию, где птицы снесли яйца повторно, мы обнаружили 28 июля 2004 г. на гравийном карьере в окрестностях пос. Белое Озеро (Гафурийский район). В одном из гнёзд мы обнаружили трёх двухдневных птенцов. По нашему мнению, в августе мы наблюдаем молодых птиц из второй кладки вместе с родителями. Для создания поселений необязательно присутствие воды. В Бижбулякском районе была найдена небольшая колония на полутораметровом обрыве, тянувшемся вдоль автомобильной трассы, в нескольких километрах от воды.

Городская ласточка, или воронок Delichon urbiсa L. Э.А. Эверсманн (1988) утверждал, что городская ласточка в Оренбургском крае многочисленнее деревенской ласточки. То, что городская ласточка довольно редка, не встречается в горах, в Предуралье распространена лишь до Уфы и встречается далеко не повсеместно, сообщал П.П. Сушкин (1897). По С.В. Кирикову (1952), в нагорно-лесных ландшафтах городская ласточка встречается реже, чем деревенская. Колонию в несколько семей в г. Уфе наблюдал в конце 1960-х годов М.Г. Баянов (1970). Самой редкой ласточкой региона считали её В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Ни в Зауралье, ни в горной местности эти исследователи воронка не нашли.

По нашим данным, в 1980-1990 гг. городская ласточка была обычной птицей г. Уфы и других городов республики. В последние 15 лет на территории Башкортостана стала чрезвычайно редким гнездящимся видом. С 2000 по 2005 г.г. в Уфе встречена лишь одна особь – в 2003 г. Несколько особей встречены в 2001 г. – в деревнях Кутаново и Максютово (Бурзянский район, горный участок р. Белой).

Деревенская ласточка, или касатка Hirundo rustica L. Э.А. Эверсманн (1866) сообщал, что этот вид распространён в Оренбургском крае повсеместно. Очень обыкновенным видом деревенскую ласточку считал П.П. Сушкин (1897). Первых ласточек он встречал под Уфой 14 апреля, а последних – 15 сентября. Весенний прилёт, по С.В. Кирикову (1952), в 1940-ые годы проходил в разные сроки – с 20 апреля по 7 мая. О численности касатки этот исследователь данных не сообщает. Как на обычнейший, местами многочисленный вид, на неё указывали В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

Самая ранняя дата прилёта отмечена нами 23 апреля, самая поздняя дата отлёта – 4 сентября. Примечательно, что при ранней весенней миграции, когда лёт насекомых проходит вяло, деревенские ласточки собирают корм на льду водоёмов. Видимо, при полёте надо льдом насекомые переохлаждаются и падают. На территории Башкортостана птицы этого вида встречаются повсюду – в Предуралье, в горах и в Зауралье, но расселены спорадично. Весной деревенская ласточка редка (0,45), её количество колеблется около 65000 особей. В репродуктивный период численность её уменьшается почти в 3 раза ~ 19000, (0,1). В августе деревенская ласточка становится очень редким видом, её количество снижается до 3300 (0,02).

Полевой жаворонок Alauda arvensis L. Очень обыкновенным видом открытых ландшафтов (кроме горной местности, где отмечали его как очень редкий вид) полевого жаворонка считали все предыдущие исследователи.

В настоящее время картина не изменилась. Прилетают эти птицы в начале-середине апреля, одиночные особи встречаются до конца октября. На территории Башкортостана весной и в репродуктивный период – обычная птица, численностью около 500000 (3,4) и 417000 (2,9) особей соответственно. Наиболее высока плотность птиц этого вида в центральных и южных районах Башкирского Зауралья (до 200 особей/км²). Гнездиться начинают рано. Летающих птенцов мы встречали в Хайбуллинском районе уже в конце мая. В августе полевой жаворонок становится редким (0,6), количество его падает до 82000 особей.

Степной жаворонок, или джурбай Melanocorypha calandra L. Известен лишь один случай залёта на территорию Башкортостана – нам удалось наблюдать его 24 апреля 2002 г. в пойме устья р. Балышлы (Чишминский район).

Белокрылый жаворонок Melanocorypha leucoptera Pal. На территории Башкортостана белокрылый жаворонок встречен на гнездовании С. В. Кириковым (1952) в Баймакском районе в окрестностях д. Бекешево. По западным границам Хайбуллинского и Абзелиловского районов зарегистрирован весной 1974 г. В.Д. Ильичёвым и В.Е.Фоминым (1988). Нам не встречался.

Чёрный жаворонок Melanocorypha yeltoniensis J. R. Forster. Залёт этого вида на территорию Башкортостана зарегистрирован В.Е. Фоминым, который добыл взрослого самца 17 мая 1974 г. на юге Хайбуллинского района (Ильичёв, Фомин, 1988). Мы чёрных жаворонков не встречали.

Рогатый жаворонок Eremophila alpestris L. О гнездовании птиц этого вида в Оренбургском крае до 53° с. ш. сообщал Э.А. Эверсманн (1866). По П.П. Сушкину (1897), на территории республики встречается лишь рюм. Птиц этого подвида он встречал в Предуралье, на границе Стерлитамакского и Уфимского уездов, и в горах – в конце марта и в первой половине сентября. О численности Е. a. flava П.П. Сушкин сообщал, что пролёты далеко не обильны, птицы встречаются обычно по 4-5 особей, редко до 20. В Башкирском заповеднике регистрировались С.В. Кириковым (1952) только рюмы. На осеннем пролёте он их встречал с конца сентября до середины октября, на весенней миграции видел лишь 1 мая 1937 г. и 26 апреля 1942 г. Форма Е. a. brandti найдена на гнездовье в Хайбуллинском районе в низовьях р. Таналык В.Е. Фоминым (1977) в 1974 г.

Нами зарегистрирована стайка рюмов 20 апреля 1986 г. в окрестностях оз. Большой Толпак Кармаскалинского района. Двух птиц удалось добыть. Ещё одну стайку, из которой добыли одну особь, мы встретили в окрестностях д. Зириково Мелеузовского района осенью 1988 г. Больше рогатые жаворонки нами на территории республики не отмечались. Изготовленные из добытых птиц чучела экспонируется в научно-учебном музее БашГУ.

Лесной жаворонок, или юла Lullula arborеа L. На территории Башкортостана эта птица встречена единственный раз И. С. Беляниной (Лоскутова, 1983). Мы юлу не встречали.

Лесной конёк Anthus trivialis L. Очень обыкновенным видом не густых лесов на территории севера Оренбургского края, лесного конька называл Э.А. Эверсманн (1866). Как на весьма обыкновенную птицу в Предуралье и многочисленную в горах на него указывал П.П. Сушкин (1897). Одним из самых многочисленных видов нагорно-лесных и нагорно-лесостепных ландшафтов его считал С.В. Кириков (1952).

В настоящее время в Башкирии лесной конёк встречается везде, где есть лесные массивы или хотя бы небольшие колки. Прилетает в конце апреля. На весеннем пролёте он редок, его численность составляет около 67000 особей (0,46). В репродуктивный период лесного конька можно считать обычным видом, количество птиц возрастает до 800000 особей (5,4). В августе большинство лесных коньков исчезает, на территории республики остаётся около 34000 птиц, лесной конёк вновь становится редким – (0,2). Отдельные стайки летят через территорию Башкирии до октября.

Пятнистый, или зелёный конёк Anthus hodgsoni Richm. Нам встретилась одна особь 18 июня 2002 г. на склоне хребта в пойме р. Нугуш, около впадения в неё р. Кургашля.

Луговой конёк Anthus pratensis L. Из предыдущих исследователей на территории Башкортостана его встречал только П.П. Сушкин. Он указывал на него как на довольно редкий вид, который встречался только па пролёте.

Нами зарегистрированы 3 особи луговых коньков в окрестностях нос. Чандар Нуримановского района 20 октября 1988 г. (чучело добытого самца экспонируется в научно-учебном музее БашГУ) и одиночная птица встречена 20 сентября 2003 г. в окрестностях д. Подгорное Кугарчинскогр района.

Краснозобый конёк Anthus cervinus Pal. Наличие этих птиц в Оренбургском крае отмечал Э.А. Эверсманн (1866). На весенней и осенней миграциях их регистрировал П.П. Сушкин (1897). Этот исследователь охарактеризовал этот вид как многочисленный. На Южном Урале краснозобых коньков С.В. Кириков (1952) встретил единственный раз в 1929 г. Птицы, по его данным, с 25 августа по 7 сентября держались в окрестностях с. Каноникольск. В мае 1974 г. этих птиц наблюдали В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) вблизи д. Исенгельды.

Нам краснозобые коньки встречались только на весеннем пролёте. Самцов птиц этого вида мы наблюдали 20 мая 1983 г. и 20 апреля 1986 г. в окрестностях оз. Большой Толпак Кармаскалинского района. Причём один из них фенотипически отличался от номинального вида (Валуев, 1984). Чучела трёх добытых птиц экспонируются в музее БашГУ.

Полевой конёк Anthus campestris L. Многочисленным видом предгорно-степпых ландшафтов его считал С.В. Кириков (1952). По западной, южной и юго-восточной окраине Башкирии его находили гнездящимся В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). О встрече поющего полевого конька в национальном парке «Башкирия» сообщил О.А. Торгашов (2004). К сожалению, он не указал, кто и когда его отметил.

Мы встретили полевого конька только один раз. Токующий самец был зарегистрирован во время совместной экскурсии с орнитологами из Галльского университета в середине июня 1984 г. на одном из шиханов в окрестностях г. Стерлитамак.

Жёлтая трясогузка Motacilla flava L. Очень обыкновенной птицей на территории Башкирии жёлтую трясогузку считал Э.А. Эверсманн (1866). По наблюдениям П.П. Сушкина (1897), этот вид был довольно обыкновенным на гнездовье, но встречался реже, чем желтолобая трясогузка. Наиболее распространённой формой Предуралья он считал М. f. flava, указывая, что в небольшом количестве она гнездится и на Урале. А форму М. f. bее он считал более редкой, и хотя на гнездовании её не нашёл, всё же предполагал это. Но так как он обнаружил у Благовещенского завода гнездо М. f. leucocephala, то гнездование М. bееmа можно считать вполне вероятным. Что касается М. f. borealis, Sundev., то эта форма в настоящее время считается подвидом жёлтой трясогузки – М. f. thunbergi. Интересен тот факт, что П.П. Сушкин (1897) указывал, что пролёт птиц этого подвида происходил в большом количестве. Обычной птицей в лесостепи и предгорно-степных ландшафтах её считал С.В. Кириков (1952). В горах он встретил её только раз – 5 мая 1946 г. в Башкирском заповеднике. Из двух добытых им в Зауралье птиц одну (добыта 10 июля 1929 г. на оз. Толкас) он отнёс к М. f. flava, другую (добыта 12 июля 1931 г. в окрестностях д. Верхнее-Иткулово) – к М. f. bее. Обычной, местами многочисленной гнездящейся птицей Предуралья и Зауралья её считали В.Д. Ильичёв, В.Е. Фомин (1988).

Таким образом, на территории Башкортостана в настоящее время встречаются 3 подвида жёлтой трясогузки – М. flava, М. f. bее, М. thunbergi.

В Предуралье, на огромной территории, охватывающей весь север и северо-восток республики, жёлтая трясогузка не найдена. Встречена она в выше названном регионе в небольшом количестве только в Салаватском районе – 55°17′ с.ш., на границе с Челябинской областью. На остальной площади Предуралья этот вид является обычным. Гнездовая плотность популяций в разных районах колеблется от 2 до 67 особей/км? (Валуев, 2003). В горах самое северное место встречи – Узянское водохранилище (но в негнездовое время). Наиболее многочисленной является в Зауралье, где в отдельных местах её гнездовая плотность достигает 132 особи/км?. Здесь на гнездовании мы встречали трясогузок подвида М. bее. В гнездовое время М. flava встречена только на Белебеевской возвышенности (Альшеевский, Белебеевский, Давлекановский, Фёдоровский районы). Птицу подвида М. f. thunbergi мы наблюдали только раз – в мае 1983 г. в Кармаскалинском районе, в окрестностях оз. Большой Толпак (Валуев, 1984). Самая ранняя дата регистрации нами жёлтой трясогузки на территории Башкортостана – 25 апреля, самая поздняя – 4 сентября. На весенней миграции этот вид является обычным; его численность оценивается нами немногим больше 380000 особей (2,65). В репродуктивный период, хотя количество жёлтых трясогузок и возрастает до 1000000 птиц, она остаётся, по А.П. Кузякину (1962), обычным видом (7,1). В августе эти птицы попадают в разряд очень редких, их численность падает до 5000 особей (0,03). В начале сентября на территории Башкирии насчитывается до 1000 птиц.

Желтоспинная, или желтолобая трясогузка Motacilla lutea S. G. Gmelin. По Э.А. Эверсманну (1866), желтоспинная трясогузка населяет юг Башкирии. В эти же годы Н.А. Северцев (Сушкин, 1897) отмечал северную границу распространения этого вида до северного склона Общего Сырта. Но уже по всему Предуралью её встречал П.П. Сушкин (1897), причём он считал этот вид самым многочисленным среди других видов жёлтых трясогузок. Про количество этого вида он сообщал – «..прямо мешает собирать и наблюдать другие виды жёлтых плисок». Первых трясогузок этого вида он встречал 19 апреля, последних – 23 августа. Валовый пролёт этот исследователь отмечал 29 и 30 апреля, в это время, по его словам, «стаи желтолобых трясогузок кишели у пологих берегов речек и около луж от растаявшего снега». В горах и Зауралье птиц этого вида С.В. Кириков (1952) не встречал. Также в этих местах не зарегистрировали эту трясогузку и В.Д. Ильичёв, В.Е. Фомин (1988). Они же считали её весьма обычной гнездящейся птицей открытых ландшафтов всего Предуралья.

По нашим данным, ареал этого вида в настоящее время охватывает только западную часть республики, на севере доходит до долины р. Белой, а на юге – до Сырта, заходя немного в центр Башкирии. Самые восточные гнездовые встречи в Предуралье – в центре республики (Чишминский район), где она в гнездовое время во много раз многочисленнее (от 44 до 66 особей/км²), чем в других районах (Валуев, 2003). В Зауралье с 2000 по 2005 гг. встречена только один раз – самец желтоспинной трясогузки зарегистрирован нами 2 июня 2004 г. на заливном лугу в окрестностях оз. Толкас Баймакского района. Во время весенней миграции эта трясогузка на территории Башкортостана является редким видом – 40600 (0,28). В гнездовой период становится обычной -206000 особей (1,43). В августе количество птиц падает до 700 птиц, то есть этот вид становится чрезвычайно редким – (0,005).

Самая ранняя дата регистрации нами этого вида – 25 апреля, самая поздняя – 19 августа.

Желтоголовая трясогузка Motacilla cilreola Pal. Э.А. Эверсманн (1866) указывал на распространение этого вида в предгорьях Уральского хребта. На гнездовании желтоголовых трясогузок П.П. Сушкин (1897) регистрировал лишь в окрестностях оз. Асликуль, в пойме р. Дёмы и на оз. Шингак-куль. В других районах, и в окрестностях г. Уфы он М. citreola не встречал. Самая ранняя регистрация им этого вида – 26 апреля. Позднее 20-х чисел августа он их не встречал. Во времена исследований С.В. Кирикова (1952) желтоголовая трясогузка полностью отсутствовала как в горах, так и в Зауралье. Об этом говорит то, что он этот вид вообще не упоминает. В.Д. Ильичёв, В.Е. Фомин (1988) в Предуралье нашли её только западнее долины р. Белой и в долине р. Камы, где считали её редкой гнездящейся птицей. Они же указывали на желтоголовую трясогузку как на обычный гнездящийся вид всего Зауралья.

В настоящее время желтоголовая трясогузка населяет только центральные районы республики – от западной границы республики на Белебеевском плато до восточных границ Учалинского района. Северная граница гнездования этого вида приблизительно проходит от устья р. Белой до Уфимского плато (около 55°30′ с. ш.), затем восточнее р. Уфы резко идёт к югу до 54°57’с. ш. (в окрестностях районного центра Малояз Салаватского района) и далее снижается к середине восточной границы Учалинского района (приблизительно 54°40′). По нашим данным, на 2003 г. южная граница распространения этого вида на территории Башкортостана была представлена линией, протянувшейся от северных склонов Общего Сырта по широтному течению р. Белой до южной границы Учалинского района (Валуев, 2003). Но во время экспедиции по Зауралью в 2004 г. мы обнаружили самца с самкой 2 июня в окрестностях оз. Толкас. Это самая южная встреча данного вида в Зауралье республики. Наибольшая гнездовая плотность – в центральных районах республики (до 27 особей/км²), к периферии она заметно сокращается. П.П. Сушкин (1897) указывал на обильный пролёт желтоголовых трясогузок и отмечал, что стайки насчитывают до 40 особей (причём 80 % составляли самцы). В последние десятилетия такого пролёта не наблюдается. Птицы мигрируют маленькими группками, по нескольку особей. Интерес представляет указание П.П. Сушкина (1897) на то, что желтоголовые трясогузки весной летят на неделю позже жёлтых трясогузок. По нашим наблюдениям, в настоящее время всё происходит с точностью наоборот – М. citreola летят на неделю раньше, чем М. flava. В этот период их численность достигает 30000 особей, и в целом по республике они являются редким видом (0,2). Самая ранняя регистрация нами этого вида – 18 апреля. В репродуктивный период они остаются в категории редкого вида (0,1), а количество птиц снижается до 18000 особей. Вылупление птенцов в Уфимском районе мы отмечали в середине июня. О направлении пролёта можно сказать следующее. Так как в основной части Зауралья этот вид практически отсутствует, то представляется верным предположение, что по Предуралью Башкортостана идёт пролёт с юга на север, а не с запада на восток. В августе численность желтоголовых трясогузок резко падает до нескольких сотен особей, в это время их можно отнести к разряду чрезвычайно редких (0,006). Самая поздняя дата регистрации нами этого вида -19 августа. Таким образом, проводя анализ предшествующих исследований, можно констатировать, что на протяжении более 100 лет этот вид в Предуралье Башкортостана сохранял стабильные границы, а в 1974 г. произошёл разовый массовый залёт на территорию Зауралья, и затем птицы вернулись на свои исконные места.

Горная трясогузка Motacilla cinerea Tunstall. П.П. Сушкин (1897) характеризует горную трясогузку в. Иремельском массиве как один из наиболее обыкновенных видов. Обыкновенным видом горной местности её считал С.В. Кириков (1952), указывая на самые ранние сроки прилёта – с 11 апреля по 11 мая. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) также считают её обыкновенным видом, причём утверждают, что Motacilla cinerea гнездится по всем районам Башкирии восточнее Уфимского плато.

В настоящее время на северо-востоке горная трясогузка гнездится лишь на Уфимском плато и на территории восточнее его не найдена, встречаясь лишь на самом юге Салаватского района около г. Усть-Катав Челябинской области (Валуев, 2003). Южнее встречается по горам от Иремельского массива до юга Зилаирского района. В горах юга Зианчуринского района мы особей этого вида не встретили. В центре Уральских гор этот вид многочислен, постепенно убывая к предгорьям, где его начинает заменять жёлтая трясогузка. Это наглядно видно по данным анализа орнитофауны р. Белой. Но, несмотря на свою многочисленность в своих биотопах, по отношению к территории Башкортостана в целом горная трясогузка является редким видом (0,02), количество птиц немногим превышает 2600 особей. Так как мы в начале мая и в конце августа в горах исследования не вели, то не можем говорить о сроках прилёта и отлёта этих трясогузок. Можем сказать только то, что крайние сроки наших регистрации этого вида – 16 мая и 1 8 августа.

Белая трясогузка Motacilla alba L. Па распространение белой трясогузки по всему Оренбургскому краю сообщал Э.А. Эверсманн (1866). Очень обыкновенным повсюду видом её считал П.П. Сушкин (1897). О нахождении особей этого вида от нагорно-лесных до предгорно-степных ландшафтов, без указания обилия, сообщал С.В. Кириков (1952). Обычной гнездящейся птицей считают белую трясогузку В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

В настоящее время белая трясогузка остаётся в Башкирии обыкновенным видом с мая по октябрь. Её обилие в мае составляет 630000 особей (4,4); в репродуктивный период -730000 птиц (5,1); в августе и сентябре но 500000 особей (3,8-3,9) соответственно. Самый ранний срок регистрации нами этого вида – 24 апреля, самый поздний – 22 октября. Белые трясогузки гнездятся по всей территории Башкортостана, включая глухие леса, где селятся по руслам ручьёв и рек. Исключение составляют только степи без присутствия древесных насаждений и поселений человека.

Обыкновенный, или европейский жулан Lanius collurio L. О повсеместном нахождении особей этого вида в Оренбургском крае, сообщат Э.А. Эверсманн (1866). По П.П. Сушкину (1897), жулан обитает в равнинной части Уфимской губернии везде, где есть подходящие условия, кроме гор, где жулан довольно редок. Этот же автор указывал на прилёт обыкновенного жулана в первой половине мая, а отлёт – в первой половине августа. По словам П. П. Сушкина, и весенний и осенний пролёты крайне скудны. Изредка в Башкирском заповеднике и в окрестностях с. Каноникольское встречал жулана С.В. Кириков (1952), отметив время его прилёта в Башкирский заповедник – 20 мая 1937 г.; 9 июля этого же года он добыл там же взрослого самца. В Зауралье этот исследователь жулана не наблюдал. Обычным видом всей территории Башкирии его называют В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988), оговаривая, что для лесных горных районов Южного Урала жулан является редким видом. М.Г. Баянов и А.Ф. Маматов (1995) указывают, что сорокопут-жулан встречается повсеместно.

Самая ранняя регистрация жулана нами на территории Башкортостана – 17 апреля, самая поздняя – 19 августа. На Урале этот вид распространён спорадически. Так, в горах, по открытым местам в междуречье рек Нугуш и Белая, этого сорокопута можно назвать даже многочисленным (12,4 особи/км²); по опушкам в пойме р. Белой вдоль всего горного участка широтного течения – обычным (3,8-4 особи/км?); в некоторых внешне схожих местах жулан совсем не встречается. Вероятно, что в горах эти птицы могут выводить потомство за лето два раза. Так, взрослую птицу с выводком мы наблюдали 3 августа 2001 г. на правом берегу р. Белой, напротив устья р. Мелеуз. В Зауралье жулан нами встречен лишь 1 и 2 июня 2004 г. на оз. Толкас в Баймакском районе. На весеннем пролёте этот вид очень редок. Численность его составляет немногим больше 10000 особей (0,07); в репродуктивный период жулан становится редким – около 64000 особей (0,4); и уже в первой половине августа численность падает до 8000 птиц (0,05) и он попадает в категорию очень редкого вида.

Сибирский сорокопут Lanius cristatus L. П.П. Сушкин (1897) считал, что 21 сентября 1891 г. в окрестностях оз. Шингак-куль он добыл самку этого вида.

Нам бы хотелось поделиться своими замечаниями по поводу видовой принадлежности добытой вышеуказанным исследователем птицы. П.П. Сушкин называет её сибирским сорокопутом Lanius major Pall, и указывает на наличие чёрного поля до половины пера на крайних рулевых. Но В.К. Рябицев (2002), описывая сибирского жулана Lanius cristatus L., указывает на следующее его отличие от обыкновенного жулана Lanius collurio L. – сибирские «отличаются одноцветно-рыжим хвостом без светлых каёмок на крайних рулевых». Г.П. Дементьев (1954) утверждал, что у сибирского жулана Lanius cristatus cristatus L. хвост желтовато-бурый. При этом он не делал ударение на цвет крайних рулевых. В соответствии с пояснениями самого П.П. Сушкина, добытый им экземпляр похож на таковых из коллекций других, зоологов, а гнездовая область этого вида охватывает всю северную Россию и Сибирь. Однако Г.П. Дементьев (1954) указывает, что ареал сибирского жулана охватывает лишь территорию Средней и Восточной Сибири, а В.К. Рябицев (2002) считает, что западная граница ареала сибирского жулана – крайний восток Западной Сибири.

Таким образом, вряд ли птица, называемая П.П. Сушкиным сибирским сорокопутом, относится к сибирскому жулану. Скорее всего, это молодая самка обыкновенного жулана, фенотипически отличающаяся от номинального вида.

Чернолобый сорокопут Lanius minor. Лишь два случая залёта чернолобого сорокопута (окрестности г. Уфы и с. Языково) в конце XIX столетия были известны П.П. Сушкину (1897). В Башкирском Зауралье на гнездовье чернолобый сорокопут встречен С. В. Кириковым близ д. Верхнее-Иткулово и в окрестностях оз. Толкас. Также он встретил колонию из 30 пар этих птиц. К сожалению, этот исследователь не уточнил координаты места встречи колонии чернолобого сорокопута; было ли это в устье р. Большой Ик (а это уже Оренбургская область), или же это было на территории Башкирии. Обычной гнездящейся птицей восточнее р. Сакмары чернолобого сорокопута считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). В июне 1964 г. в пойме р. Дёмы между деревнями Ключарёво и Кляшево М.Г. Баянов (Баянов, Маматов, 1995) встретил четырёх чернолобых сорокопутов державшихся вместе.

Нам чернолобый сорокопут не встречался.

Серый, или большой сорокопут Lanius excubitor. На севере Оренбургского края Э.А. Эверсманн (1866) считал серого сорокопута не редко встречающимся. При этом он указывал на нахождение этого вида на Общем сырте, что соответствует нынешнему Куюргазинскому району, не оговаривая, однако, отмечал он этот вид на пролёте или на гнездовании. Гнездование серого сорокопута на территории современного Башкортостана П.П. Сушкин (1897) отмечал в окрестностях г. Бирска. Также он указывал, что осенний пролёт птиц этого вида, который происходил со второй половины сентября до второй половины октября, более выражен, чем весенний. По С.В. Кирикову (1952), прилёт серого сорокопута в Башкирский заповедник отмечен в 1937 г. 10 апреля. По его же данным этот хищник прилетает в нагорно-лесные ландшафты и лесостепь в начале октября и иногда остаётся зимовать. Очень редкой гнездящейся птицей Предуралья и обычной на пролёте по всей территории региона серого сорокопута считают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). И.П. Дьяченко (2004), ссылаясь на ряд авторов, указывал, что Lanius excubitor живет в лесостепных районах Предуралья.

Единственное место гнездования этого сорокопута в Башкортостане мы отметили в степи 1 июня 2004 г. в окрестностях д. Зилаир Баймакского района. На расстоянии 14 км нами было зарегистрировано 5 гнездовых участков. Так как птицы этого вида остаются на территории нашей республики на зимовку, то про осенний отлёт особого смысла говорить нет. Но осенью, видимо, происходит откочёвка с северных мест гнездований, так как серые сорокопуты чаще встречаются на территории Башкирии в конце октября – начале ноября. Похоже, что откочёвывают они в Оренбургскую область (зимой птицы этого вида на территории Башкортостана чрезвычайно редки). Летят, как зимняки, перед установлением снежного покрова. В Предуралье перед наступлением тёплого сезона мы встречали серого сорокопута 25 марта 2003 г. в окрестностях Уфы.

На основе выше изложенного материала можно сделать следующие выводы.

1. На территории Башкортостана видовой состав рассмотренных семейств в подавляющем большинстве стабилен.

2. Изредка происходят массовые инвазии видов, живущих на пограничных с Башкирией землях.

3. Количественный состав у одних видов претерпевает периодические изменения, у других он более постоянен.

Литература:

Баянов М.Г. Животный мир // Очерки по физической географии г. Уфы и его окрестностей. Уфа, 1970. С. 143-154. / Учён. зап. Баш. ун-та. Вып. 37, сер. геогр. № 3.

Баянов М.Г., Маматов А.Ф. Класс птицы // Животный мир Башкортостана, 2-е изд., перераб. и доп. – Уфа: Китап, 1995. С. 223-277.

Валуев В.А. Встречи редких птиц в Башкирии // Вопросы экологии животных Южного Урала, вып. 2. Уфа, 1984. С. 71-75. (Деп. ВИНИТИ № 3842-84).

Валуев В.А. К распространению трясогузок в Башкирии // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, 2003. С. 71-73.

Валуев В.А. Экстраполяционный коэффициент как дополнение к учёту численности птиц по методике Ю.С. Равкина (1967) для территорий со значительной ландшафтной дифференциацией // Вестник охотоведения. М., 2004. Т.1, № 3. С. 291-293.

Дьяченко И.П. Серый обыкновенный сорокопут Lanius excubitor excubitor (Linnaeus, 1758) // Красная книга республики Башкортостан. Т. 3. Животные / Под ред. М.Г. Баянова. – Уфа: Башкортостан, 2004. С. 118.

Ильичёв В.Д., Фомин В.Е. Орнитофауна и изменение среды (на примере Южно-Уральского региона). М.: Наука, 1988. 247 с.

Кириков С.В. Птицы и млекопитающие в условиях ландшафтов южной оконечности Урала. М.: Изд-во АН СССР, 1952.412 с.

Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учён. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. М., 1962. Т. 109. С. 3-182.

Лоскутова Н.М. Современное состояние редких видов птиц Башкирского заповедника // Практическое использование и охрана птиц Южно-Уральского региона. М., 1983. С. 63-66.

Равкин Ю.С. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. – Новосибирск: Наука, 1967. С. 66-75.

Сушкин П.П. Птицы Уфимской губернии. М.: И.Н. Кушнеревъ и Кº, 1897. 325 с. 13.

Фомин В.Е. К орнитофауне Башкирии // Орнитология. 1977. Вып. 13. С. 198-199.

Эверсманн Э.А. Естественная история Оренбургского края. – Ч. 1. Вступление в подробную естественную историю Оренбургской губернии – Оренбург, 1840. – 99 с.; Ч. 3. Естественная история птиц Оренбургского края. Казань, 1866.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *