К охоте некоторых дневных хищных птиц Башкортостана

УДК 598.2/9

Валуев В.А.

E-mail: ValuyevVA@mail.ru

// Башкирский орнитологический вестник. 2015. №15. С. 3-10.

На фоне многочисленных наблюдений за хищными птицами, изучению питания их отводится очень мало внимания. К настоящему времени большинство работ посвящено констатации фактов о нахождении какого-либо вида в Башкирии (Ильичёв, Фомин, 1988; Валуев, 2004, 2004а, 2014, 2014а), его линьке (Валуев и др., 2006; Галиева, Валуев, 2004; Полежанкина, 2005; Загорская, Валуев, 2013, 2013а 2015), морфологии (Валуев, 2009, 2012; Валуев В., Валуев К., 2008, 2008а, 2010; Романов, 2014), болезнях (Валуев, Файзуллина, 2007; Валуев, 2010), динамике (Валуев, 2012а, 2013) или статусу (Валуев, 2012а). Существует лишь несколько опубликованных работ, в которых кратко указывается о питании и способе охоты хищных птиц (Сушкин, 1891; Кириков, 1952; Валуев, 2011, 2014в; Валуев и др. 2004). На фоне таких скудных данных мы решили поделиться накопленными наблюдениями за способом охоты и рационом дневных хищных птиц.
Чёрный коршун в Башкирии последние 10 лет при поисках добычи использует деятельность человека. Уже стало привычным явлением сопровождение сельхозтехники во время полевых работ этими птицами. Как ранее было обычным видеть грачей, следующих за пашущим трактором, так в настоящее время обыкновенно видеть стаи чёрных коршунов, кружащих над ним. Такие стаи иногда достигают до 100-150 особей.
Не последнюю роль в жизни этих птиц играют свалки. В августе 2001 г. на свалке возле старого аэродрома г. Нефтекамск одновременно находилось 130-140 особей. Десятки коршунов постоянно находятся возле птицефабрик. Большинство встреч с этими птицами происходит именно в антропогенных ландшафтах – посёлках, вдоль автотрасс. На последних коршуны подбирают сбитых животных.
Канюк, как и чёрный коршун, также использует деятельность человека в добыче корма. Он также сопровождает сельскохозяйственную технику во время полевых работ. Автомобильные дороги для него являются местом кормления. Канюк не только подбирает сбитых животных, но и ловит сусликов, предпочитающих рыть норы на их обочинах. В этом способе добычи он сходен с чёрным коршуном.
Вопреки распространённому мнению, что канюк типичный мышеяд, можно сказать, что он с успехом ловит ящериц и змей; по крайней мере, в Башкирии. Поэтому наблюдателям птиц следует быть осторожным при определении видовой принадлежности хищника несущего змею; это предупреждение особенно важно, учитывая разнообразие окраски канюков (Валуев, 2014б).
Перепелятник. О том, что этот хищник охотится, в основном, за мелкими птицами – общеизвестная истина. Попытки его ловить сорок также не являются неожиданностью (Валуев, 2004б). В научной литературе по авифауне Башкирии, в которой рассматривается биология этого хищника, ничего не сказано о его питании. Но в некоторых источниках (Дементьев, 1951) упоминается о том, что мышевидные грызуны могут являться объектом его охоты. Но то, что перепелятник может охотиться зимой на слух, в литературе мы не встречали.
В начале февраля 2015 г. во время учёта птиц мы обнаружили место броска перепелятника на мышевидного грызуна. Формы чётко отпечатанных на снегу следов от хвоста и крыльев конкретно указывали на принадлежности птицы к перепелятнику. Но больше всего поразило то, что птица выхватила грызуна из-под снега на слух. К этому выводу мы пришли вследствие того, что, во-первых, следов грызуна на поверхности снега не было; во-вторых, глубина ямки от лап хищника составляла около 7-10 см; в-третьих, ход грызуна под снегом не выдавал себя путём выдавливания снега наружу (как это наблюдается при движении крота). Т.е. можно с большой долей уверенности утверждать, что перепелятник движение мышевидного грызуна не видел, а поймал его, ориентируясь именно по слуху, причём с первой попытки.
Следует также отметить, что П.П. Сушкин (1891) считал показание Э.А. Эверсманна (1866) о том, что перепелятник не улетает на зиму – ошибочным. Мы же придерживаемся точки зрения последнего, т.к., по нашим многолетним наблюдениям, перепелятник постоянно встречается всю зиму. В д. Юматово Уфимского района он облюбовал место охоты в одном из дворов, где содержали коров и лошадей. Здесь постоянно кормились воробьи. Перепелятник поймав, в очередной раз, одного из них, садился на наше крыльцо и трапезничал (имеются фото- и видеоматериалы). К весне из стайки в 50-60 особей осталось 5 птиц.
Тетеревятник. В связи с обнищанием фауны Башкирии, в первую очередь, с сокращением численности зайцев и боровой дичи, тетеревятник стал погибать от рук деревенских жителей во время своей охоты на домашнюю птицу. Ещё 30 лет назад, зайцы были одной из основных его жертв. В конце 1980-х гг. к нам в музей принесли самку тетеревятника, попавшую под выстрел во время своего броска на зайца, поднятого охотником во время тропления. В 2010 г. нам принесли живого самца ястреба, которого буквально сняли с петуха. Хищник так глубоко вонзил в него свои когти, что не смог освободится от жертвы, когда появились люди. Его поместили в вольеру авиария БашГУ. Запущенного к нему сизого голубя он схватил на лету.
Шансов поймать добычу на открытом месте у тетеревятника нет. Однажды мы наблюдали, как к сидящим на вершине дерева серым воронам по открытому пространству подлетала крупная самка. Те, увидев хищника, подпустили его к себе метров на 30, затем, поднявшись в воздух, полетели к нему навстречу. Тетеревятник попытался поймать одну из них, но ворона с лёгкостью избежала его когтей. Сделав вокруг ястреба несколько кругов, серые вороны возвратились на то же дерево.
Исчезновение в природе Башкирии боровой дичи, белок и зайцев заставляет тетеревятников искать корм в поселениях людей. Так, А.И. Иманова (2012) сообщала, что несколько особей весь 2011 г. охотились в её деревне, похищая кур и кроликов. Во время последней неудачной охоты (птица запуталась в сетке, успев умертвить кролика) она была поймана (на фото крупная самка). По устному сообщению этого автора, на мусорной свалке деревни она видела несколько трупов тетеревятников, что говорит о значимости человеческого жилья в зимнее время для этого вида.
Чеглок. В конце июля 2015 г. мы наблюдали, как этот сокол охотился вдоль сосновой посадки методом «шумовой атаки». Птица, пересекая бесшумно посадку, устремлялась параллельно ей с весьма сильным шумом, напоминающим звук взлёта сизых голубей, но гораздо громче. Так повторялось несколько раз. Видимо, хищник рассчитывал, что у какой-то птицы сдадут нервы, и она вылетит на открытое пространство. Причём, на людей он не обращал никакого внимания, пролетая мимо них на расстоянии десяти метров.
В первой декаде августа 2015 г. чеглок безуспешно ловил белую трясогузку на открытом пространстве. Последняя, в свою очередь, каждый раз увиливая от когтей сокола, направлялась к лесопосадке. Погоня продолжалась на протяжении 300-350 м; за это время было совершено около 10 атак. Когда трясогузка добралась до укрытия и скрылась среди деревьев, чеглок поднялся на высоту 40-50 м и прямым курсом полетел обратно через поле, не проявляя больше никакого интереса к находящимся на нём птицам. Видимо неудача так потрясла его, что подавила чувство голода.
Чеглок успешно охотится на стрекоз над озером, которых тут же, на лету, поедает. Причём, данная акватория для него предпочтительнее, чем расположенные рядом открытые места с перелесками.
Болотный лунь ещё 20 лет назад ловил птиц преимущественно на озёрах. Пролетая над камышами, он вспугивал уток и, догоняя их, ударом лап сбивал на воду, а затем, сделав круг, – добирал добычу.
В последнее десятилетие этот вид всё чаще встречается охотящимся над полями, где на высоте 2-5 м высматривает добычу. Так, в начале июня 2015 г. в желудке у самки болотного луня, охотящейся на территории уфимского аэродрома, было обнаружено 4 прыткие ящерицы и кузнечик (Валуев, 2015).
Можно констатировать, что болотный лунь на территории Башкирии осваивает новые, не присущие ему ранее биотопы.
Кречет. На территории Башкирии наблюдалась охота этого вида лишь скрадом. Особь, наблюдаемая под Уфой (Валуев, 1989) в августе 1987 г., охотилась на воробьёв, кормящихся на открытом пространстве, с росших вдоль затона тополей. После каждой неудачной попытки сокол возвращался на высокий тополь, садясь всегда только на нижние ветви. С интервалом около 10 минут он слетал с дерева в сторону солнца и, сделав разворот, на высоте 3-5 м устремлялся на воробьёв. Последние, в свою очередь, устремлялись к единственной куртине высокорослого бурьяна, в котором и спасались от хищника. На пятый или шестой раз охота кречета увенчалась успехом: ему удалось выхватить воробья из куртины. Зажав жертву вместе с длинным стеблем, птица полетела к тополям. Вся эта охота происходила несмотря на то, что рядом, на расстоянии 30-40 м находился человек.
В 1986 г. в Мишкинском районе (Валуев, 1989а) две особи белой морфы летели друг за другом на расстоянии 200-300 м. Полёт проходил на высоте 2-3 м от земли, что указывает на охотничий полёт, а не просто «пролёт». Первая птица, поравнявшись с лесом, поднялась до его вершины и полетела дальше; вторая – повторила этот манёвр. Причём птицы пролетали на расстоянии 40-50 м от наблюдавшего за ними человека.
Эти факты указывают на то, что кречет не боится человека. Это, в свою очередь, развенчивает миф об исчезновении с Южного Урала этого вида из-за антропогенного пресса.
Сапсан в условиях лесостепных участков охотится на высоте 10-15 м. Приближаясь к лесу, он перелетает его над вершинами деревьев. На территории садовых участков он держится той же высоты. При охоте на открытых пространствах, например, на территории уфимского аэродрома, он делает облёт на высоте 10-30 м; причём самолётов не боится. Из-за этого пострадал один из слётков сапсана – самолёт его ударил по касательной, повредив, видимо только мышцы. Через 3 дня сапсан выздоровел и улетел. В горах сапсан учит охотиться птенцов над руслами рек. Возвращаясь с добычей, он начинает звать птенцов на расстоянии 0,7-1 км. Слётки поднимаются в воздух и летят к родителю. Встречаются они обычно над серединой реки. Взрослая птица на высоте 20-30 м от уреза воды резко взмывает вверх и бросает полуживую добычу. Жертва, трепеща крыльями, по диагонали спускается к реке, а соколята в это время ловят её. Сапсан это делает, по-видимому, потому, что над рекой жертве спрятаться негде.
При совместной охоте взрослой птицы с молодой в пойме р. Белая 5 августа 2001 г., в районе урочища Акаваз (до затопления водохранилищем), мы наблюдали следующую картину. Взрослый сокол летел впереди вдоль леса, а молодой – между ним и рекой. По нашему мнению, такой способ охоты повышает шанс (за счёт опыта взрослого хищника) отсечь вспугнутую жертву от укрытия и заставить её вылететь на открытое пространство под «обучаемую» птицу. Данное предположение подтвердилось – вспугнутый дрозд вылетел на открытое пространство, где его и поймала молодая особь. Тяжело спланировав с жертвой на землю, сапсан начал её терзать, мало обращая внимания на человека, подпуская его к себе на 25-30 м. Взрослая особь к молодой не подлетала, – может быть, из-за человека.

Литература:
Валуев В.А. О хищных птицах Башкирии // Распространение и фауна птиц Урала: Материалы к Региональной конф. / ИЭРиЖ УрО АН СССР; Оренбург. гос. пед. ин-т им. В.П. Чкалова. Оренбург, 1989. С. 8.
Валуев В.А. Некоторые результаты изучения редких видов птиц Башкирии // Всес. совещ. по проблеме кадастра и учёта жив. мира. Уфа, 1989а. Ч. 3. С. 36-37.
Валуев В.А. К численности дневных хищников в Предуралье и на Южном Урале Башкортостана в летний период // Тезисы докладов Региональной науч.-практ. конференции “Проблемы сохранения биоразнообразия на Южном Урале”. – Уфа, 2004. С. 100.
Валуев В.А. Обзор птиц отряда Соколообразные Башкортостана // Вестник Башкирского университета. 2004а, № 4. С. 34-42.
Валуев В.А. К фауне птиц рыборазводных прудов Фёдоровского района Башкортостана // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, 2004б. С. 44-49.
Валуев В.А. Распространение могильника, змееяда и орлана-белохвоста в Башкортостане // Изучение и охрана хищных птиц Северной Евразии: Материалы V Международной конференции по хищным птицам Северной Евразии. Иваново, изд-во “Ивановский гос. ун-т”, 2008. С. 204.
Валуев В.А. К морфометрии степного орла // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО БашГУ, вып. 7. 2009. С. 4-6.
Валуев В.А. Гельминты диких птиц Башкортостана // Паразитология. 2010, Т.44, вып. 5. С. 419-427.
Валуев В.А. Охота перепелятника на территории Башкортостана // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИО БашГУ, вып. 9. 2011. С. 5.
Валуев В.А. Орлан-долгохвост в Башкирии // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2012 год. Вып. 4. Уфа: РИЦ БашГУ, 2012. С. 18.
Валуев В.А. К биологии балобана // Материалы по флоре и фауне Республики Башкортостан: сборник. Вып.3 / отв. ред. В.А. Валуев. Уфа: РИЦ БашГУ, 2012. С. 68-70.
Валуев В.А. Об изменении статуса кречета, балобана и сапсана в Красной книге Республики Башкортостан // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: Материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2012 год. Вып. 4. Уфа: РИЦ БашГУ, 2012а. С. 19-20.
Валуев В.А. К миграции канюка Buteo buteo на территории Башкирии // Башкирский орнитологический вестник: сб. статей. Вып. 11. Уфа:РИЦ БашГУ, 2013. С. 7.
Валуев В.А. Динамика обыкновенной пустельги Falco tinnunculus в Башкирии // Сборник научных трудов SWorld Вып. 3. Т. 36. Одесса: КУПРИЕНКО СВ, 2014. ЦИТ: 314-585. С. 65-69.
Валуев В.А. Новая встреча с дербником Falco columbarius в Башкирии // Русский орнитологический журнал 2014а, Т. 23, Экспресс-выпуск 962: 285-287.
Валуев В.А. К полиморфизму и биологии обыкновенного канюка Buteo buteo на Южном Урале // Русский орнитологический журнал 2014б, Том 23, Экспресс-выпуск 984: 1017-1021.
Валуев В.А. К питанию кобчика Falco vespertinus в условиях Башкирии // Русский орнитологический журнал 2014в, Том 23, Экспресс-выпуск 1018: 2023-2025.
Валуев В.А. К питанию хищных птиц Башкирии // Башкирскийорнитологический вестник: сборник статей. Вып. 14. – Уфа: РИЦ БашГУ, июнь 2015. C. 3-5.
Валуев В.А., Валуев К.В. Оперённость цевок обыкновенных канюков Башкортостана // Башкирский орнитологический вестник. Вып. 5. Уфа, РИО БашГУ, 2008. С. 4-5.
Валуев В.А., Валуев К.В. Соразмерность веса тела и сердца птиц // Башкирский орнитологический вестник. Вып. 5. Уфа, РИО БашГУ, 2008а. С. 7-9.
Валуев В.А., Валуев К.В. К морфологии уральской неясыти в Башкортостане // Материалы по флоре и фауне Республики Башкортостан: Вып. I . Уфа, РИЦ БашГУ, 2010. С. 58-61.
Валуев В.А., Файзуллина М.Ю. Аспергилёз у беркута Aquila chrysaetos // Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. – Уфа: РИО БашГУ, 2007. С. 9-11.
Валуев В.А., Валуев Д.В., Полежанкина П.Г. К распространению степного орла в Башкортостане // Изучение и охрана хищных птиц Северной Евразии: Материалы V Международной конференции по хищным птицам Северной Евразии. Иваново, изд-во “Ивановский гос. ун-т”, 2008. С. 205.
Валуев В.А., Галиева Л.Ф., Яковлев А.Г. Питание могильника в условиях центральных районов РБ // Итоги биологических исследований 2004. Вып. 8. Уфа, РИО БашГУ, 2004. С. 78-79.
Валуев В.А., Полежанкина П.Г., Галиева Л.Ф. К линьке сов в Башкортостане и на сопредельных территориях // Башкирский орнитологический вестник. Вып. 3. Уфа, РИО БашГУ, 2006. С. 24-28.
Галиева Л.Ф., Валуев В.А. К линьке обыкновенного канюка в Башкирии // Орнитологический вестник Башкортостана. Вып. 1. Уфа, РИО БашГУ, 2004. С. 12-13.
Дементьев Г.П. Отряд хищные птицы Accipitres или Falconiformes // Птицы Советского Союза. М.: Изд-во «Советская наука». 1951. Т.1. С. 70-341.
Загорская В.В., Валуев В.А. Встреча змееяда Circaetus gallicus в центральной Башкирии // Башкирский орнитологический вестник: сб. статей. Вып. 11. Уфа:РИЦ БашГУ, 2013. С. 15-16.
Загорская В.В., Валуев В.А. К миграции сапсана Falco peregrines на территории Предуралья Башкирии // Башкирский орнитологический вестник: сб. статей. Вып. 11. Уфа:РИЦ БашГУ, 2013а. С. 9.
Загорская В.В., Валуев В.А. К линьке черного коршуна Milvus migrans в Башкортостане // Башкирский орнитологический вестник: сборник статей. Вып. 14. – Уфа: РИЦ БашГУ, июнь 2015. C. 13-19.
Ильичёв В.Д., Фомин В.Е. Орнитофауна и изменение среды (на примере Южно-Уральского региона). М.: Наука. 1988. 247 с.
Иманова А.И. Тетеревятник в Илишевском районе Башкирии // Башкирский орнитологический вестник. Уфа, РИЦ БашГУ, 2012. Вып. 10. С. 11-12.
Кириков С.В. Птицы и млекопитающие в условиях ландшафтов южной оконечности Урала. М., 1952, 412 С.
Полежанкина П.Г. К линьке рода Канюки Buteo в Башкирии // Орнитологический вестник Башкортостана. Уфа, РИО БашГУ, 2005. Вып. 2. С. 18-20.
Романов А.А. К биологии перепелятника Accipiter nisus L. 1758 на Южном Урале // Сборник научных трудов SWorld Вып. 3. Т. 36. Одесса: КУПРИЕНКО СВ, 2014. ЦИТ: 314-131. С. 21-23.
Сушкин П.П. Птицы Уфимской губернии // Материалы к познанию фауны и флоры Рос. имп. Отд. зоол. Вып. 4. 1897. 331 с.
Эверсманн Э.А. Естественная история Оренбургского края. – Ч. 1. Вступление в подробную естественную историю Оренбургской губернии – Оренбург, 1840. – 99 с.; Ч. 3. Естественная история птиц Оренбургского края. Казань, 1866.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *