К обилию домового и полевого воробья в трех различных биотопах г. Уфы

Загорская В.В.

Сборник научных трудов SWorld. – Выпуск 2. Том 36. – Одесса: КУПРИЕНКО, 2013. ЦИТ: 213-675. – С. 83-86.

Условия пребывания домового воробья в многоэтажных и индивидуальных застройках г. Уфы продолжают ухудшатся. Полевой воробей также как и раньше появляется в городе только на кочёвках.

На основании данных, полученных в результате проводимых в 2012 г. учетов орнитофауны г. Уфы, можно утверждать, что домовый и полевой воробьи предпочитают разные биотопы города. Исследование орнитофауны проводилось на протяжении 2012 г. по методике Ю.С. Равкина [8] в трех различных биотопах, имеющих свои характерные черты городского ландшафта: старые многоэтажные застройки (МСМЗ), старые индивидуальные застройки (СИЗ), новые индивидуальные застройки (НИЗ). Учёты проводились каждые две недели на протяжении года. Количественная характеристика обилия даётся по шкале А.П. Кузякина [7].
40Рис.1. Годовая динамика обилия полевого воробья в трёх

биотопах г. Уфы в 2012г. (римскими цифрами указаны месяцы).

Обилие полевого воробья в частном секторе весьма непостоянно и колеблется по сезонам от 7 до 326 особей/км² – в СИЗ и от 25 до 586 особей/км² – в НИЗ (см. рис.1). В целом, этот вид является весьма многочисленным в указанных массивах. По данным наших исследований в вышеуказанных ландшафтах рост численности полевого воробья начинается с февраля, что, по-видимому, связано с кочевками этих птиц как внутри городских ландшафтов, так и между городом и близлежащими деревнями [5]. В.А. Валуев на основании проведённых орнитологических исследований на административной территории г. Уфы в 2002 г. отметил, что численность полевого воробья в городе и окружающих его деревнях в феврале месяце начинает увеличиваться одновременно[2]. Данное явление он объясняет откочевками полевого воробья с территорий, расположенных между городом и деревней, в частности с автомобильных трасс, где плотность его [1] достаточно высока (в среднем около 2000 птиц на 1 км²). Коэффициент перемещения полевого воробья в СИЗ в зимний период с 1990 г по 2012 г. возрос с 1,99 до 18,73 (см. табл. 1), что указывает на увеличение нестабильности популяции этого вида в данном биотопе города [3].
41Рис. 2. Годовая динамика обилия домового воробьяв различных биотопах г. Уфы в 2012 г.

С июля по декабрь 2012 г. между массивами старых и новых индивидуальных застроек наблюдаются противоположные пики численности, что говорит о связи этих двух биотопов посредством тех же кочевок, но уже внутри городских ландшафтов (рис. 1). В МСМЗ случаи встречи полевого воробья единичны почти на протяжении всего года.
В отличие от полевого воробья домовый является одним из доминирующих видов, составляющих основной орнитологический фон города. Однако распределение его по исследуемым биотопам также неравномерно, и наблюдаемая картина прямо противоположна полевому воробью. В осенний и зимний периоды этот вид в естественной среде практически отсутствует. В Уфе в январе-феврале 1990 г. насчитывалось до полумиллиона птиц, в эти же месяцы 2002 г. – до 150 тыс. [4]. Весьма многочисленным он является в МСМЗ и МНМЗ – порядка до тысячи особей на 1 км², тогда как в частном секторе численность его на порядок ниже. Обилие домового воробья во всех рассматриваемых нами биотопах города относительно постоянно и не имеет резких перепадов, как у полевого воробья (рис. 2), что говорит о менее выраженной подвижности вида. Увеличение численности происходит к зиме, с октября по ноябрь; высокое обилие держится всю зиму и начинает падать к весне, в феврале месяце.
Табл. 1.
42

Как нами уже отмечалось ранее, увеличение коэффициента перемещения «Km» домового воробья в МСМЗ с 1990 по 2012 гг. (в 2002 г. он составил 1,084, а в 2012 г. – 1,38) указывает на ухудшение условий для проживания этого вида; хотя за полный 2012 г. величина Km была меньше – 1,2 [6]. Аналогичный рост коэффициента перемещения «Km» наблюдается в массивах СИЗ и НИЗ (см. табл. 1.)
На основе вышеизложенного можно утверждать, что, домовой и полевой воробьи Уфы и в настоящее время распределяются как по сезонам, так и декадам в различных биотопах города весьма неравномерно. Коэффициент перемещения домового воробья в 2012 г. в многоэтажной застройке повысился сильнее, чем в индивидуальной. Т.к. полевой воробей в 1990 и 2002 гг. не являлся доминирующим видом, то данные по величине Km у Валуева В.А. отсутствуют. Величину Km полевого воробья в январе-феврале 2012 г. в МСМЗ и СИЗ мы указали, т.к. речь в данной работе идёт не о доминантах, а только о динамике обилия двух видов воробьёв. В новых индивидуальных застройках в эти месяцы исследования нами не проводились.

Литература:
1. Валуев В.А. Птицы на зимних дорогах Башкирии. Вестник Башкирского университета. № 3-4. Уфа, 2003. С. 36-37.
2. Валуев В.А. Динамика зимней авифауны г. Уфы. Препринт. Уфа: РИО БашГУ, 2003а. 12 С.
3. Валуев В.А. Коэффициент перемещения вида и коэффициент стабилизации вида – индикаторы экологического состояния среды обитания популяции // Вестник охотоведения. М., 2007. Т. 4, № 2. С. 205-206.
4. Валуев В.А. Обзор распространения и численности птиц семейств: Воробьиные, Вьюрковые и Овсянковые. Волжско-Камский орнитологический вестник. Чебоксары, 2009. Выпуск 3. С. 4-9.
5. Валуев В.А. Взаимосвязь зимней орнитофауны города и его окрестностей. Журнал «Экология урбанизированных территорий». № 1. 2012. С. 74-79.
6. Загорская В.В. К стабильности городских популяций сизого голубя и домового воробья в г. Уфе. Башкирский орнитологический вестник: Сборник статей. Уфа: РИЦ БашГУ, 2012. Вып. 10. С. 9-11.
7. Кузякин А.П. Зоогеография СССР // Учён. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. Т. 109. М., 1962. С. 3-182.
8. Равкин Ю.С. К методике учета птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск, 1967. С.66–75.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *