Одна из проблем учёных России

Валуев В.А.

Институт экологической экспертизы и биоинформационных технологий. Республика Башкортостан, Уфимский район, 450571, д. Юматово, ул. Парковая, д. 36.

E-mail: ValuyevVA@mail.ru

// Башкирский орнитологический вестник. 2018. № 26. С. 3-25.

Непросто было приступать к обсуждению такой щекотливой темы, но сидеть молча уже, можно сказать, – преступно. Как чиновники и судьи, по крайней мере, в России, чувствуют свою безнаказанность и теряют всякий стыд и совесть, так и в науке стало процветать подобное. Руководство Elibrary практически в открытую вымогает деньги у учёных, советуя им обращаться в некую компанию, которая восстановит за 50 тыс. рублей справедливость, в виде выявления всех ссылок на автора. Если у учёного таких денег нет, то сколько бы ссылок на его работы не было, процентов 30 и более, так и не «увидят свет» на страницах Elibrary. В результате у человека, индекс Хирша которого по всем правилам должен быть «40» или более, может надолго оставаться на значении менее «20». И, сколько бы не писать в эту организацию, никакой реакции, кроме озлобления, наблюдать не приходится.

Аналогично обстоит дело в некоторых научных журналах и с рецензентами. Иной раз сталкиваешься с обескураживающими фактами, когда профессор-рецензент понятия не имеет об общеизвестных фактах. Например, в отрицательной рецензии на статью о бобрах Башкирии рецензент недоумевает: «Кроме того, не понятно, что значит «пригодные семейные ниши»? Что это?»

Мы ответили на этот вопрос:

«Чтобы это знать, следует следить за документооборотом, хотя бы в той отрасли знаний, которую рецензируешь. Рекомендуем рецензенту ознакомиться с документом:

«ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОХОТНИЧЬЕГО ХОЗЯЙСТВА И ЗАПОВЕДНИКОВ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ РСФСР ЦЕНТРАЛЬНАЯ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

по учету речного бобра на больших территориях

УТВЕРЖДАЮ

Зам. начальника Главохоты РСФСР

В.И.Фертиков

15 сентября 1986 г.»

Ведомость о количестве бобровых поселений и возможностях их увеличения на участке р. Верея.

№ п/п

Обследованная река или др. водоем

Общая протяженность водоемов, км

Протяженность водоемов, пригодных
для обитания, км

Средняя протяженность бобрового поселения, км

Учтено бобровых поселений

Число мест и «семейных ниш»,

еще не заселенных бобрами

«6. Общая оценка плотности населения бобров и перспектив увеличения их численности

 

Кроме определения запасов бобра на учетных маршрутах, необходимо собрать материал по общей оценке плотности заселения обследуемых угодий, об их потенциальной емкости. На протяжении всех учетных маршрутов нужно попутно отмечать число незанятых мест, где имеются вполне удовлетворительные условия для обитания бобров. При обследовании небольших озер и болот сделать это довольно просто. Надо подсчитать число замкнутых водоемов, пригодных для заселения бобрами, но не занятых ими. Каждый такой водоем представляет собой потенциально «семейную нишу» и вполне может быть в дальнейшем занят бобровой семьей».

 

Иными словами рецензент с этим документом не сталкивался. А ведь это один из основополагающих документов, без знания которого даже егеря к работе не допустят! В данном случае – не была допущена к публикации статья тех, которые знали этот документ (по которому работают в России и доныне) и действовали согласно его рекомендациям.

Иногда, горе-рецензенты не дают публиковать достойные работы, ограничиваясь в своих рецензиях лишь общими фразами и не указывая на конкретные ошибки. А ведь работа рецензента сводится (по крайней мере, обязана сводиться) к улучшению качества статьи, а не к запрещению её публикации, из-за некоторых ошибок (опечаток). Не редки случаи, когда второй рецензент, видя ответ автора на первую рецензию, в которой последний конкретно доказывает ошибочные взгляды первого рецензента, становится на позицию своего коллеги. Таким образом, он показывает, что согласен с ошибочными его мнениями. И что интересно, он даже не пытается или оправдать взгляды первого рецензента, или опровергнуть мнение автора.

Чтобы не быть голословным. Приведём последний пример из нашего опыта.

В 2006 г. в «Зоологическом журнале» опубликовали нашу статью о чайках Башкирии. Прошло 12 лет. В подотряде на территории республики произошли определённые изменения. Считая, что динамика обилия и видового состава птиц этого таксона за 12 последних лет, и сравнение его состояния с прошлым временем должна представлять для орнитологов интерес, мы послали нашу рукопись для публикации в этот же журнал. Ниже мы покажем, как отнеслись к этой статье оба рецензента. Кстати, с этой нашей так и не опубликованной в «Зоологическом журнале» статьёй, можно познакомиться в этом же выпуске журнала. Мы не будем излагать отдельно первый отзыв на нашу рукопись, а сразу перейдём к нашему ответу на первую рецензию. Тем более, что в своём ответе мы не пропустили и не сократили (тем более не исказили) ни одной строчки рецензента.

Далее, представляем наш ответ главному редактору на первую рецензию. В скобках «Замечаний» (в их конце)  указывается конкретное нахождение выдержки текста в рецензии.

Анализ отрицательного отзыва рецензента 1

на статью Валуева В.А.

«ЧАЙКОВЫЕ LARIDAE БАШКОРТОСТАНА

В ПЕРИОД 2007-2017 ГГ.»

Будучи благодарными рецензенту за его труд, считаем, что следует предоставить контраргументы, доказывающие, что статья может быть допущена к публикации; что и приводится ниже.

Итак. Рецензент в отзыве указывает, что статья безграмотна: «В этом отношении работа, посвященная изменениям численности чайковых птиц Башкортостана, заслуживает всемерного одобрения. Однако только в том случае, если она сделана грамотно. К сожалению, сказать такое по поводу рецензируемой статьи В.А. Валуева нет возможности» (1 абзац). Доказывая это, он представляет две претензии. Рассмотрим их подробно.

 

I претензия рецензента.

 

Замечание 1. Рецензент. «Чайковые птицы (особенно, сами чайки) относятся к птицам, образующим скопления: на гнездовании, на кормежке, на отдыхе и т.п.; для них характерны также стаи при перелетах с мест кормежки на гнездовье или на ночевки и обратно. Все это крайне осложняет экстраполяцию данных маршрутных учетов: стоит маршруту пройти через место со скоплением чаек, как их численность на единицу площади резко возрастает. В результате, при экстраполяции этих данных на весь регион или соответствующие биотопы региона численность вида может быть сильно завышена. Или же, занижена – если учетный маршрут «не зацепит» скоплений или стай чаек.» (Первые четыре предложения второго абзаца).

Ответ на замечание 1.

А) Данное умозаключение относится практически ко всем таксонам птиц; даже к хищникам (Шепель и др., 2001). Если бы эти исследователи, как указывает уважаемый рецензент «не зацепили» колонию кобчика, то они могли бы сделать вывод об отсутствии его гнездования на территории Башкирии.

Б) Рецензент указывает: «для них характерны также стаи при перелетах с мест кормежки на гнездовье или на ночевки и обратно». Для ряда отрядов – Гусеобразных, Курообразных и даже Воробьинообразных (например, галка, грач) – это тоже характерно, однако не мешает многим орнитологам, в профессионализме которых рецензент вряд ли сомневается (Равкин, 1973; Юдкин, 2002; Захаров, 2006 и др.) экстраполировать полученные данные всех видов птиц. На то и разработана методика учёта птиц Ю.С. Равкиным (1967), чтобы можно было выявлять обилие птиц на исследуемой территории, несмотря на таксономическую принадлежность. Или рецензент считает и его безграмотным?

В) Данное замечание рецензента имеет место, если учётчик прошёл на исследуемой территории один маршрут. В Ведении же указано, что протяжённость маршрутов составляет 2118 км. Зная методику Ю.С. Равкина (1967), в которой минимальное расстояние одного маршрута составляет 5 км, нетрудно вычислить общее количество маршрутов 2118 : 5 = более 400 маршрутов. При такой частоте исследований один-два «наброда» на колонии, полностью нивелируется другими, которые прошли «мимо», особенно с применением понижающего коэффициента, который использовал автор.

 

Замечание 2. Рецензент.

«Попытки введения поправочных коэффициентов, наподобие предложенных автором рецензируемой статьи, помогают мало». (5 предложение второго абзаца).

Ответ на замечание 2.

Понижающий коэффициент (Валуев, 2017) насколько бы он не помогал, всё же – помогает. А всё, что помогает установить истину, следует использовать, или рецензент с этим не согласен?

 

Замечание 3. Рецензент.

 «Поэтому, когда орнитологи оценивают численность чайковых птиц того или иного региона, в подавляющем большинстве случаев они имеют в виду гнездовую численность, которая определяется путем подсчета гнезд или пар в гнездовых поселениях». (6 предложение второго абзаца).

Ответ на замечание 3.

Данное предложение рецензента может использоваться дипломниками в ВУЗах, при определении численности колонии в окрестностях какого-либо пункта (объекта и т.п.). Поголовный учёт даже в одном административном районе не возможен. Тем более если птицы гнездятся за сезон дважды. Что же говорить о территории республики (области, края)?

Таким образом, данное предложение рецензента – утопическое. Может ли рецензент назвать исследователей, которые подсчитали бы на территории какой-либо республики количество гнёзд чаек и крачек? Уверен, что не сможет. Может он сам подсчитал количество гнёзд в какой-либо административной единице? Но где тогда его публикации?

 

Замечание 4. Рецензент. «(…насколько можно судить по рецензируемой статье, как раз в гнездовых поселениях чайковых автор работал очень мало).» (Продолжение 6 предложения второго абзаца).

Ответ на замечание 4.

 Чтобы судить, хотя бы приближённо, о работе автора, рецензенту достаточно было бы войти в E-library и ознакомится с его работами. Там бы он нашёл статьи, раскрывающие его деятельность (Валуев, 2015, http://ecobioexpert.ru/?page_id=5643 ; Валуев, 2016 (рис. 1) http://ecobioexpert.ru/?page_id=6771  и т.д.). Т.к. рецензент орнитолог, то ему должна быть известна и книга автора «Экология птиц Башкортостана (1811-2008)» (Валуев. 2008).

Поэтому, утверждение, что автор мало работал в гнездовых поселениях чайковых, выглядит, мягко говоря, не только некорректно, но и указывает на легкомысленный и безответственный подход рецензента к своей работе.

Рис. 1. «Рис. 3. Суточные птенцы 9 июня 2016 г. на фильтрационных прудах

Чишминского сахарного завода» (Валуев, 2016).

Замечание 5. Рецензент. «При необходимости оценки численности чайковых во внегнездовой сезон, обследуются места кормовых, ночевочных и иных концентраций птиц в это время года, где подсчитывается абсолютное количество птиц и на основании этого подсчета делается вывод об общем количестве чайковых того или иного вида». (Последнее предложение 2 абзаца).

Ответ на замечание 5.

Во-первых, каким образом рецензент в своей практике подсчитывает «абсолютное количество птиц»? Уверен, что никак. К чему тогда он взваливает неподъёмную ношу на других? И явное невозможное действие вменяет автору в вину? Разве есть хоть один ихтиолог, поголовно сосчитавший окуня не только в Камском бассейне, но, хотя бы в каком-либо озере (пруду)?

Во-вторых, как понимать утверждение рецензента: «… где подсчитывается абсолютное количество птиц и на основании этого подсчета делается вывод об общем количестве чайковых..»? Ведь очевидно, что если уж подсчитано абсолютное количество, зачем тогда трудиться на «основании этого подсчёта» над выводом «об общем количестве чайковых того или иного вида», т.к. уже известно АБСОЛЮТНОЕ число!? Видимо рецензенту просто нравиться создавать витиеватые предложения, не вникая в их смысл.

 

Замечание 6. Рецензент. «Методика учета птиц на маршрутах с последующим пересчетом на единицу площади и экстраполяцией на всю площадь угодий (а именно подобную методику и использовал автор рецензируемой статьи) хорошо «работает» на видах, дисперсно распределенных в пространстве (территориальные виды воробьинообразных и др.), в отношении же чайковых птиц по причинам, описанным выше, она способна дать слишком широкий разброс результатов в зависимости от случайных причин». (Первое предложение 3 абзаца).

Ответ на замечание 6.

Во-первых, в Башкирии и крачки, и чайки, также «дисперсно распределенны в пространстве». Причём к многим видам птиц отряда Воробьинообразных, на которых указывает рецензент, это не относится; например, к жёлтой трясогузке, которая на огромном пространстве северо-восточной области республики практически отсутствует (Валуев, 2003), а в иных местах – многочисленна.

Во-вторых, на замечание рецензента «…в отношении же чайковых птиц по причинам, описанным выше, она способна дать слишком широкий разброс результатов в зависимости от случайных причин», повторяем, что специально для этого и использовался понижающий коэффициент «ПК» (Валуев, 2004), который нивелирует этот разброс.

Замечание 7. Рецензент. «И уж совсем нелепо выглядит подсчет по этой методике численности чаек с точностью до одной птицы (смотри таблицу 1)». (Последнее предложение 3 абзаца).

Ответ на замечание 7.

Данная таблица приведена, чтобы показать обилие видов. Для наглядного сравнения прибавлены два столбца, в которых указывается количество видов с ПК и без него. Эти цифры получены от умножения площади республики на цифровой показатель обилия вида (кол-во особей /км²). Эти количественные показатели и приведены. Любому здравомыслящему человеку понятно, что эти данные не абсолютны; что это – среднее значение. Эти цифры специально показаны для того, чтобы увидеть разницу, между результатами полученными по методике без применения ПК, и с использованием ПК.

Кстати, здесь и ответ на замечание рецензента № 2, где он сетует, что «Попытки введения поправочных коэффициентов, наподобие предложенных автором рецензируемой статьи, помогают мало». Как видно из таблицы, понижающий коэффициент помогает «много».

Если рецензент против такой демонстрации чисел, он мог бы указать на это в своей рецензии. Для автора не составило бы труда изменить таблицу: например, показать, что эти цифры имеют, 50% диапазон достоверности или вообще убрать столбцы с указанием количества птиц). Неужели из-за этой малости потребовалось не допускать проделанную в течение 10 лет работу к публикации? Ведь цифры в этих столбцах урона науке не наносят, т.к. они лишь – де-мон-стра-тив-ны! Т.е. просто облегчают восприятие информации.

II претензия рецензента.

Замечание 8. Рецензент. «Вторая серьезная претензия к рецензируемой работе – отсутствие даже попыток объяснения полученных автором по своей методике данных об изменении численности чайковых в 2007-2017 гг. по сравнению с периодом 1983-2006 гг.» (Первое предложение 4 абзаца).

Ответ на замечание 8.

Во-первых, методика не автора, а Ю.С. Равкина (1967); это указано в разделе «Материалы и методы».

Во-вторых, «объяснение» и «попытка объяснения» совершенно разные понятия. «Объяснение» – это когда кто-либо объясняет суть предмета, понимая его природу (действо и т.п.). «Попытка объяснения» – введение читателя (слушателя) в заблуждение; т.к. «попытка объяснения» означает, что тот, кто это пытается сделать, сам не понимает сути предмета о котором говорит.

Что касается нашей статьи, то нет на свете человека, который мог бы знать причину деградации Чайковых птиц на территории Башкирии. Ни потеплением, ни отравлением, ни антропогенным вмешательством это не объясняется. Оперировать ложными причинами мы не желаем и не будем. Имя нам дороже очередной публикации; даже в таком знаменитом журнале. Вспомните объяснения перелётов птиц, которые, якобы, были вызваны флуктуацией ледников. Сначала все хлопали в ладоши, теперь выясняется, что ледники – не причём.

Следует указать, что именно навязывание «попыток объяснения» приводит к лжеистинам, которые до сих пор встречаются и в школьных учебниках, и в ВУЗовских.

Совсем смешно выглядит заносчивость рецензента, когда он утверждает: ««Зоологический журнал» – не сборник по ресурсной орнитологии локального региона» (2 предложение 4 абзаца). А разве в этом журнале публикуются работы только СТОЛИЧНЫХ специалистов? Конечно же нет. Так почему же тогда столь снисходительное отношение к региональным сборникам, где публикуются работы тех же авторов, статьи которых встречаются и в более знаменитых журналах?

Рецензент уверен: «Статья в академическом журнале не может обойтись без анализа полученных данных, сравнения с другими регионами» (3 предложение 4 абзаца). Однако, в журнале имеются очень много работ как без анализа, так и без сравнения.

Наконец, пусть рецензент объяснит, зачем сравнивать фауну Башкирии с Оренбургской областью, если это в задачу автора не входит? Редактор одного журнала также отклонил одну нашу работу по трясогузкам Башкирии, объяснив это решение тем, что в нашей работе отсутствует сравнение с трясогузками Англии и Франции. Ну, .. что на это скажешь? А если бы сравнили, то не последовала бы претензия на то, что с трясогузками Непала не сравнили? Видимо, здесь дело не в отсутствии сравнения.

 

Замечание 9. Рецензент «В частности, видимое снижение численности ряда видов чаек – таких, как озерная, сизая и халей – могло быть следствием не реального снижения численности, а перехода части чаек к кормежке на городских свалках (что наблюдается, например, в средней полосе Европейской России), в результате чего численность птиц на водоемах, где в основном проводил учеты автор, могла уменьшиться. Свалки же автор, судя по тексту статьи, не посещал». (Последнее предложение 4 абзаца)

Ответ на замечание 9.

А) Рецензент невнимательно читал раздел «Материалы и методы», где конкретно указывается, что «то учёты проводились и на сухопутной её части… при общей длине маршрутов более 2 тыс. км».

В настоящее время подготавливается к изданию «Атлас птиц Европейской части России» под руководством М.В. Калякина и О.В. Волцит. Они употребляют методику, по которой достаточно пройти 2 км, чтобы экстраполировать данные на 2500 км²! Мы же проходим за 1 учёт не менее 5 км, чтобы получить данные для 1 км². И если рецензент считает полученные нами данные не реальными, то почему не выступит против публикации этого атласа, защищая науку России?

Если он ждёт официального приглашения на дебаты по этому вопросу, мы согласны пригласить его как эксперта высшей категории.

Б) Рецензент утверждает «Свалки же автор, судя по тексту статьи, не посещал». Почему он так решил, он не объясняет. Если бы он спросил о местах, которые мы посещали в поисках чаек кроме водоёмов и естественных сухопутных ландшафтов, то мы предоставили бы ему полную информацию (рис, 2, 3, 4)

Рис. 2. Озёрные чайки на Южном кладбище Уфы (2015 г.)

Но если в статье перечислять все места, в которых проводились учёты этого таксона, то объём работы превысил бы лимит, ограниченный «Правилами для автора».

 

Замечание 10. Рецензент «Статья, к сожалению, написана неряшливо. Так, в примечаниях к таблице 1 (стр. 3) явно перепутаны объяснения сокращений «с ПК» и «без ПК». Судя по всему, перепутаны числа в столбцах «Кол-во особей в РБ с ПК» и «Кол-во особей в РБ без ПК» для халея. Иначе трудно понять, почему количество особей при учетах с понижающим коэффициентом оказалось более чем в два раза большим количества особей, полученных в результате учета без понижающего коэффициента» (5 абзац).

Рис. 3. Свалка в окрестностях д. Алга (2016 г.)

Ответ на замечание 10.

Рецензент путает понятия «неряшливо» и «опечатка». Он прав, что в таблице № 1, перепутаны объяснения и столбцы для одного вида (халея). Большое спасибо ему за это. Но ведь это исправляется менее, чем за одну минуту. Зачем же замарывать из-за этого всю работу?

Рис. 4. Стая чаек над животноводческим комплексом «Нерал» (2017 г.)

Замечание 11. Рецензент «Автор не всегда четко формулирует свои мысли; в частности, в краткой аннотации (первый абзац на стр.1) написано: «Доказано, что вид Larus heuglini Bree, 1876  состоит из подвидов L. h. antelius  Iredale, 1913 и L.h. barabensis H. Johansen, 1960». На самом деле, ни рецензируемая статья, ни ее автор не имеют никакого отношения к данному доказательству. Речь в статье идет лишь о том, что на территории Республики Башкортостан, по данным автора, обитают обе эти формы. (Первые 3 предложения 6 абзаца).

Ответ на замечание 11.

Очень непонятное замечание. Что имел ввиду рецензент? Допустим, кто-либо изучал определённую территорию и обнаружил, что её населяют два подвида какого-либо вида. Разве это не доказательство, что на данной территории обитают два подвида этого вида? Е.А. Коблик с коллегами, считают, что вид халей состоит из 4 подвидов. Мы, на территории Башкирии, выявили только 2; о чём и сообщили.

Объясняем, что впервые в Башкирии целенаправленно отстреливались именно те особи большой белоголовой чайки, которые нападали на учётчиков, защищая своих птенцов. А это доказывает то, что добытые экземпляры именно гнездились на территории республики, а не летовали. Раннее ни у кого таких доказательств не было.

Что касается «чёткости формулирования мысли». Неужели своё утверждение «где подсчитывается абсолютное количество птиц и на основании этого подсчета делается вывод об общем количестве чайковых..» (замечание № 5) рецензент считает верхом чёткости?

Замечание 12. Рецензент «Кстати говоря, то, что форма barabensis – это подвид халея, признается далеко не всеми орнитологами. Некоторые считают ее подвидом хохотуньи или даже отдельным видом. Barabensis в полевых условиях достаточно хорошо отличается от халея по цвету мантии (у халея мантия гораздо темнее), поэтому трудно поддержать стремление автора рассматривать эти две формы как единое целое – особенно если учесть, что barabensis гнездится на территории Башкортостана и в степном Зауралье в достаточно массовом количестве, а heuglini населяет северо-восток Европейской России и север Западной Сибири, и в Башкортостане отмечается главным образом на пролете» (Остальная часть 6 абзаца).

Ответ на замечание 12.

Во-первых, автор указал: «Порядок перечисления видов приведён по Е.А. Коблику и др. (2006)». Поэтому, тому кто с этим не согласен, следует ломать копья с Евгением Александровичем и его коллегами, а не упрекать автора, что он пользуется их каталогом.

Во-вторых, цвет мантии у больших белоголовых чаек можно рассматривать как признак лишь когда птица в руках. В полевых условиях – это коварный признак. Например, у стоящих чаек мантия выглядит чуть ли не чёрной, а когда они поднимаются в воздух – светло-серой. Не только мы обманывались такой игрой цвета.

В-третьих, непонятно, почему рецензент считает: «трудно поддержать стремление автора рассматривать эти две формы как единое целое». Вновь поясняем, что автор просто не стал делить вид на более мелкие таксоны; всего лишь! Неужели рецензент свои работы ведёт только на подвидовом уровне? А что касается «единого целого», то рецензенту следует обратиться к Е.А. Коблику с коллегами.

В-четвёртых, откуда у рецензента информация, что: «barabensis гнездится на территории Башкортостана в достаточно массовом количестве, а heuglini …. в Башкортостане отмечается главным образом на пролете»? Кто автор таких исследований? Кто, где и когда проводил такие изыскания в республике? Пусть поделится с научной общественностью своими знаниями, а то мы так и умрём в неведении. В начале сего века вообще считалось, что в Башкирии обитает только хохотунья (Рябицев, 2002). А т.к. о наличии  barabensis в Башкирии стало известно лишь с 2008 г. (Валуев, 2008; Рябицев, 2008), то, видимо, данные у рецензента свежие, – не более 9-летней давности. Так кто же в это время проводил такие крупные исследования? И в какие сроки?

Замечание 13. Рецензент «Ряд претензий к автору могли бы быть сняты при редактировании, но использование им методики учета, которая не позволяет адекватно оценить численность чайковых птиц, не дает возможности исправить работу лишь «косметическими» мерами» (Последнее предложение).

Ответ на замечание 13.

А) Рецензент согласен принять статью к публикации, отредактировав текст.

Б) Рецензент не желает принять статью к публикации, ссылаясь на непринятие им методики учёта.

Тогда возникает вопрос к гл. редактору журнала: разве рецензенты журнала вправе указывать исследователям какими методиками им пользоваться? Что же теперь, объявить всему миру, чтобы не пользовались книгами В.А. Юдкина (2002), в которой он раскрывает состояние орнитофауны подтаёжных лесов З. Сибири? С.А. Соловьёва о птицах Омска и его окрестностей (2005)? В.С. Жукова о птицах лесостепи Средней Сибири (2006)? Равкина Ю.С. о птицах Северо-Восточного Алтая (1973) ? В.Д. Захарова о птицах Челябинской области (2006)? В.А. Валуева о птицах Башкирии (2008)? И ещё других, не говоря о тысячах статей в отечественных и зарубежных журналах?

Видимо, анонимность рецензентов не всегда является положительным фактором, ­– пропадает стыд за свою деятельность. Если идти на поводу данного рецензента, то птиц, по крайней мере, от Урала до Тихого океана, надо изучать снова, т.к. практически все исследователи СО РАН и ВУЗов этой территории использовали методику Ю.С. Равкина (1967). И если уж рецензент может доказать несостоятельность этой методики (а её поддерживает Н.Г. Челинцев – небезызвестный московский биолог-математик; автор многих разработок по маршрутному учёту), то пусть открыто вступит в дискуссию или полемику с авторами методики, хотя бы на страницах «Зоологического журнала». Если гл. редактор против, можем перенести это на страницы наших журналов.

Замечание 14. Рецензент «В целом, оценивая рецензируемую рукопись, приходится признать, что она не может быть опубликована в «Зоологическом журнале».» (Предпоследнее предложение).

Ответ на замечание 14.

– Как видно из вышеизложенных ответов на доводы рецензента, в статье имеется лишь один огрех по невнимательности в табл. 1; изменить который понадобится 10-20 секунд.

– Кроме табл. 1 нет ни одного довода в пользу запрета публикации. Поэтому, решение рецензента научно не обоснованно, и считаем, что статья может быть опубликована в “Зоологическом журнале».

Литература:

Валуев В. А.         К распространению трясогузок в Башкирии // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, 2003. С. 71-73.

Валуев В.А. Экстраполяционный коэффициент как дополнение к учёту численности птиц по методике Ю. С. Равкина (1967) для территорий со значительной ландшафтной дифференциацией // Вестник охотоведения. М., 2004. Т.1, № 3. С. 291-293.

Валуев В.А.   Экология птиц Башкортостана (1811-2008). Уфа: Гилем, 2008. 712 с.

Валуев В.А.  К распространению крачек в Башкирии в 2008-2015 гг. // Редкие и исчезающие виды животных и растений Республики Башкортостан: материалы ведения Красной книги Республики Башкортостан за 2015 год (декабрь). Сборник статей. Вып. X. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2015. С. 3-11.

Валуев В.А. К биологии больших белоголовых чаек в Башкирии // Башкирский орнитологический вестник: Научный журнал. Вып. 19 (сентябрь). Уфа: РИЦ БашГУ, 2016. С. 5-14.

Валуев В.А. Понижающий коэффициент к методике Ю.С. Равкина (1967) // Вестник охотоведения. Т. 14, № 3, 2017. С. 177-185.

Жуков В.С. Птицы лесостепи Средней Сибири. Новосибирск: Наука, 2006. 492 с.

Захаров В.Д. Птицы Южного Урала. (видовой состав, распространение, численность). Екатеринбург; Миасс: ИГЗ УрО РАН, 2006. 228 с.

Равкин Ю.С. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах // Природа очагов    клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск: Наука, 1967. С.66-75.

Равкин Ю.С. Птицы Северо-Восточного Алтая. Новосибирск. Изд-во Наука – Сибирское отделение, 1973. 375 с.

Рябицев В.К. Птицы Урала, Приуралья и Западной Сибири. Екатеринбург, изд-во Уральского ун-та, 2002. 608 с.

Соловьёв С.А. Птицы Омска и его окрестностей. Новосибирск: Наука, 2005. 296 с.

Шепель А.И., Лапушкин В.А., Фишер С.В. Колония кобчиков на севере республики Башкортостан // Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург, «Академкнига», 2001. С. 166.

Юдкин В.А.  Птицы подтаёжных лесов Западной Сибири. Новосибирск: Наука, 2002. 488 с.

Не можем сказать, читал ли полностью наш ответ на рецензию главный редактор, но по прошествии некоторого времени пришла рецензия от второго рецензента. Её мы представим полностью в конце данного обзора редакционной деятельности рецензентов, чтобы не прерывать анализ их рецензий.  Ниже, мы рассматриваем мнение о нашей статье второго рецензента (Рецензент 2).

Замечание 1. Рецензент 2.

«Передо мной находятся статья В.А. Валуева, первая рецензия на его статью от неизвестного мне рецензента и ответ автора (В.А. Валуева) на рецензию. Скажу сразу – в своем ответе В.А. Валуев неоднократно навешивает на рецензента личные нелицеприятные ярлыки, типа безответственный, легкомысленный и заносчивый. Таким образом, в среде ученых дискуссии не ведутся. Когда я вижу от кого-либо подобные эпитеты в свой адрес, дискуссию немедленно прекращаю. Я на месте Редколлегии Зоологического журнала сделал бы то же самое.

Однако, на мой взгляд, Редколлегия проявила мягкость к автору, не отреагировала на не принятые в нашем кругу слова, и послала статью мне на рецензию. Поэтому, раз уж я когда-то согласился быть рецензентом Зоологического журнала, рецензию напишу». (1 и 2 абзацы).

Ответ на замечание 1.

Во-первых, удивительно, почему рецензент 2 не посчитал нужным указать это первому рецензенту? Ведь в первом же абзаце тот указывает: «В этом отношении работа, посвященная изменениям численности чайковых птиц Башкортостана, заслуживает всемерного одобрения. Однако только в том случае, если она сделана грамотно. К сожалению, сказать такое по поводу рецензируемой статьи В.А. Валуева нет возможности». Причём, ни в одном из 14 замечаний эта «безграмотность автора» так им и не раскрыта… Что же это? Двойные стандарты? Рецензенты – особая каста «не принятые в нашем кругу слова»? Чем мы нахамили? Тем, что указали: «Поэтому, утверждение, что автор мало работал в гнездовых поселениях чайковых, выглядит, мягко говоря, не только некорректно, но и указывает на легкомысленный и безответственный подход рецензента к своей работе?» А как это можно ещё назвать? Рецензент 1 «навесил», как выразился рецензент 2, на автора ярлык ленивого, не работавшего, там где это было нужно человека. Да причём голословно, не подтверждая это ничем. Разве это не безответственность? Вообще то это – клевета, т.е. «порочащая кого-либо ложь»; и смягчили это понятие, назвав его «безответственностью». Т.е. за нашу снисходительность к грубости рецензента 1, рецензент 2 обвинил нас в хамстве!

Во-вторых, в пятом абзаце (3 и 4 занят общими рассуждениями) рецензент 2 указывает: «Однако, там (в Зоологическом журнале. Прим. автора) автор, зная требования ЗЖ, идет публиковаться в Орнитологию, хотя уровень и обоснованность тех статей куда выше рецензируемой статьи В.А. Валуева».

Меня это рассуждение рецензента 2 обескуражило.

– А) оказывается уровень журнала «Орнитология» ниже, чем «Зоологический журнал»;

– Б) явно нахамив автору и унизив его «…уровень и обоснованность тех статей куда выше рецензируемой статьи В.А. Валуева», он возмущается тем, что автор назвал безответственным ничем неподкреплённые (вымышленные) заявления первого рецензента о недобросовестных исследованиях автора. И этот человек здесь же утверждает, что: «Таким образом в среде ученых дискуссии не ведутся. Когда я вижу от кого-либо подобные эпитеты в свой адрес, дискуссию немедленно прекращаю»! Очень удобная позиция, чтобы не дискутировать с автором. И чем менее профессионализма у рецензента, тем более выгодная для него эта позиция. Разве не так?

– В) т.к. мою, такого же формата, статью в Зоологическом журнале опубликовали, то я запутался – выше я самого себя или ниже?

 Замечание 2. Рецензент 2.

«Первую рецензию нахожу верной, осмысленной и корректно написанной.» (1 стр. 6 абзаца).

Ответ на замечание 2.

Во-первых, судя по слогу, это надо понимать, как согласие со всеми замечаниями первого рецензента. Получается, что и второй рецензент считает, что «автор мало работал в гнездовых поселениях чайковых». Ну тогда быть может хоть он раскроет тайну, откуда это ему известно?

Что же, рецензент 2 также считает, что ««когда орнитологи оценивают численность чайковых птиц того или иного региона, в подавляющем большинстве случаев они имеют в виду гнездовую численность, которая определяется путем подсчета гнезд или пар в гнездовых поселениях»?

Выходит, что в России как минимум два орнитолога считающих птиц поголовно. Уместно привести пример. В нашем институте имеется курятник, куда завезли кур. Постепенно количество их стало сокращаться. Чтобы узнать, уменьшилось ли их количество за прошедший день, обычно выходят на подсчёт два сотрудника. Один выходит в проулок, другой считает на дворе. Это объясняется тем, что если считать будет один человек, то он может легко ошибиться. За то время, в которое он будет перемещаться со двора курятника в проулок (или наоборот), определенное количество птиц может перейти из одного места в другое. В таком случае «учётчик» может насчитать и 15, и 20 особей. Как же умудряются два рецензента считать поголовно птиц хотя бы в одном административном районе, не говоря о масштабах республики (области, края)?

Во-вторых, неужели утверждение первого рецензента, что статья «написана безграмотно» есть ни что иное как «корректность»? То, что методику Ю.С. Равкина (1967) рецензент 1 присвоил автору – есть ни что иное как «осмысленность»? Требование сравнить фауну чаек Башкирии с другими регионами, хотя это не входило в задачу автора, рецензент 2 считает «верной»? Тогда пусть объяснит, на каком основании опубликовали статью Бескаравайного М.М. в 2018 г. о красношейной поганке? Ведь по мнению обоих рецензентов, он должен был сравнить её состояние с другими регионами!? То же можно спросить и о статье Капитонова Л.В., опубликованной в этом же году; он тоже не сравнивал гнездование пестрогрудки с другими регионами! Список подобных работ можно продолжать очень долго. Иными словами, практически все публикации, в которых авторы не сравнивают результатов своих исследований с другими регионами, по мнению обоих рецензентов следует удалить из Зоологического журнала! И это «осмысленный» подход!?

Замечание 3. Рецензент 2.

«Со своей стороны хотел бы подчеркнуть полную непрозрачность методики.» (2 стр. 6 абзаца).

Ответ на замечание 3.

Данное замечание следует высказать её автору – Юрию Соломоновичу Равкину.

Замечание 4. Рецензент 2.

«Автор пишет о маршрутах, в то же время приводит большой список обследованных водоемов. Как подсчеты птиц на этих водоемах вошли и вошли ли в маршрутные данные? Не ясно.» (3 стр. 6 абзаца).

Ответ на замечание 4.

Непонятно, что может быть неясно? Учётчик идёт и записывает всех птиц, которых видит и слышит. Идёт по лесу – записывает кого встретил, вышел из леса и пошёл по полю – то же самое, проходит вдоль болота (озера, реки) – продолжает записывать; и т.д. и т.п. Когда не ясно, следует задать вопрос автору; а не ставить крест на статье. Разве не так?

Замечание 5. Рецензент 2.

«Далее (знаком я с методикой Ю.С. Равкина) – что это за  методика такая, по которой: хочу, применяю понижающий коэффициент – и тогда у меня птиц всего несколько десятков, а хочу нет – тогда у меня их тысячи? И опять – что это за методика такая, если вид исчезает с Башкирии, например, малая чайка, для которой автор опирается на численность менее ста особей, а в скобках приводит [4253]. Так что, автор сам не верит в методику Ю.С. Равкина?» (4 стр. 6 абзаца).

Ответ на замечание 5.

Во-первых, о методике «хочу принимаю, хочу – нет» речи в статье не идёт. В ней показывается два результата учётов: с применением понижающего коэффициента (с ПК) и без его применения (без ПК). Для любого человека имеющего хоть каплю способности к анализу – это несомненно должно быть интересно. Из этого можно делать определённые выводы – нужно применении ПК, или – нет. Всего-навсего.

Во-вторых, в очерке про малую чайку чёрным по белому указано, что этот вид практически исчез; что его в репродуктивный период осталось  около сотни. А в скобках (4253) – указано количество, которое получается по методике Ю.С. Равкина без применения ПК.

В-третьих. Автор считает методику Ю.С. Равкина (1967) вполне пригодной и очень удобной для учётов. Поэтому и предложил применять к данной методике небольшое дополнение; а именно – понижающий коэффициент (ПК). Это не сложно; и срезает всплески обилия http://ecobioexpert.ru/?page_id=8894.

Замечание 6. Рецензент 2.

«Далее – он рекомендует вид в Красную Книгу. А я чиновник, принимающий решение, «академиев не кончал, всякие там ваши понижающие коэффициенты знать не желаю – вот цифра – 4253, какая Красная книга»! У меня все время возникает вопрос – а для чего автор все это пишет?» (Последние строки 6 абзаца).

Ответ на замечание 6.

Во-первых, в сущности это и не замечание, а какой то непонятный разговор самого с собой: ««академиев не кончал, всякие там ваши понижающие коэффициенты знать не желаю». Ну, если не желаешь, так и не читай. Статья ведь пишется для умных людей, которые желают получить новую информацию по интересующей их теме.

Во-вторых, автор пишет для того, что зоологи (экологи) знали о состоянии подотряда Чайковые в Башкирии.

Замечание 7. Рецензент 2.

Вопросов масса – учеты до 2006 г. проводились по тем же маршрутам, что и после? В статье об этом ни слова, тогда возникает вопрос о совместимости результатов.

Ответ на замечание 7.

И вот это и есть «масса вопросов»? Мы насчитали всего один. Отвечаем на него. Невозможно пройти две тысячи км вслед в след. Да, мы изучали данный таксон на одной и той же территории. Для более полного усвоения нашего ответа, зададим такой вопрос рецензенту 2. Возьмём, для примера, авторитетного современного орнитолога В.Н. Сотникова, на протяжение многих десятилетий изучающего авифауну Кировской области. Если бы он написал две статьи: одну о птицах в период 1980-2000 гг, а другую – с 2000 по 2018 гг. Неужели бы у него вторую не приняли к публикации на основании того, что он на 217 маршруте отклонился на 3 км от предшествующего маршрута XX в., т.к. там образовалось водохранилище?

Замечание 8. Рецензент 2.

«Автор не желает делать анализ, сразу говоря (в ответе рецензенту), что причины падения численности не ясны. Нужно показать, что не ясны. Провести анализ в зависимости от площади пригодных биотопов, кормности, показателей изменения климата. Если не получится связи, вот тогда можно заявить – причина не ясна.»

Ответ на замечание 8.

Рецензент 2 в 4 абзаце пояснял нам, что у каждого журнала свои требования: «Каждая редколлегия набирает себе рецензентов из числа тех ученых, которые представляют себе требования журнала». Получается, что он сам не знает требования «Зоологического журнала», который ограничивает количество объёма публикации. Ведь если проводить только «анализ в зависимости от площади пригодных биотопов» на территории Башкирии, то понадобится более 10 выпусков журнала.

Замечание 9. Рецензент 2.

«Ну, не принимает Зоологический журнал статей по динамике численности без анализа, да еще и соответствующего уровня, со статистикой.» (конец 3 снизу абзаца).

Ответ на замечание 9.

Видимо рецензент 2 редко заглядывает в журнал.

Замечание 10. Рецензент 2.

«Характер полученного автором материала не ясен, хоть он и работал 10 или 11 лет.» (1 стр. 2 абзаца снизу).

Ответ на замечание 10.

Во первых, непонятна связь между непониманием материала рецензентом и сроком исследования автора.

Во-вторых, почему известному и авторитетному орнитологу СССР Евгению Николаевичу Курочкину (рецензенту «Зоологического журнала») характер материала по состоянию чаек в Башкирии был ясен, а рецензенту 2 – нет? Ответ лежит на поверхности; но я не стану его озвучивать, а то рецензенты обидятся.

Замечание 11. Рецензент 2.

«Систематическое заключение о том, что доказаны два подвида у Халея, к тематике статьи вообще отношения не имеет – автор не проводил исследований по систематике вида.»

Ответ на замечание 11.

Во-первых – проводили. И об этом подробно указано в соответствующем очерке статьи; даже с указанием ссылки на первоисточник.

Во-вторых, если рецензентам не нравится, что мы назвали два подвида, то они могли бы посоветовать убрать это. Разве это критическая ошибка автора? Работы здесь – на несколько секунд.

Итак, видно, что у обоих рецензентов нет ни одного пункта, указывающему – почему данная работа не должна приниматься к публикации. Однако статью – не приняли. Ниже мы приводим полный текст рецензии второго рецензента. Мы не стали править в ней ничего. Даже отсутствие пробелов между инициалами и фамилиями оставили такими же, как напечатал рецензент 2.

Р Е Ц Е Н З И Я (второго рецензента. Прим. автора)

на статью В.А. Валуева «ЧАЙКОВЫЕ LARIDAE БАШКОРТОСТАНА

В ПЕРИОД 2007-2017 ГГ.»

Передо мной находятся статья В.А. Валуева, первая рецензия на его статью от неизвестного мне рецензента и ответ автора (В.А.Валуева) на рецензию. Скажу сразу – в своем ответе В.А.Валуев неоднократно навешивает на рецензента личные нелицеприятные ярлыки, типа безответственный, легкомысленный и заносчивый. Таким образом в среде ученых дискуссии не ведутся. Когда я вижу от кого-либо подобные эпитеты в свой адрес, дискуссию немедленно прекращаю. Я на месте Редколлегии Зоологического журнала сделал бы то же самое.

Однако, на мой взгляд, Редколлегия проявила мягкость к автору, не отреагировала на не принятые в нашем кругу слова, и послала статью мне на рецензию. Поэтому, раз уж я когда-то согласился быть рецензентом Зоологического журнала, рецензию напишу.

Автору попытаюсь кое-что объяснить. Почему «попытаюсь», а не «объясню». Потому что, по моему опыту, авторы, употребляющие вышеуказанные эпитеты, никаких объяснений обычно не принимают. И еще – автор почему-то решил, что «попытка объяснения» означает полное незнание предмета. Ну, тогда может мои объяснения не читать, а сразу перейти к рецензии для Редколлегии.

Любой журнал имеет некий спектр тематик статей и уровень статей, который он соглашается публиковать. При этом другой журнал может с радостью опубликовать то, что первый журнал счел неприемлемым. Каждая редколлегия набирает себе рецензентов из числа тех ученых, которые представляют себе требования журнала. Требования эти не математически четкие, и соблюдение их выясняется при помощи экспертных оценок, то есть мнений рецензентов. Я, в общем-то, пока довольно успешно печатаюсь в отечественных и зарубежных журналах. Рецензии бывали разные, в том числе и отрицательные. А бывает и такое (в зарубежных, в отечественных журналах, к счастью, такого не встречается) – дважды на свои поданные статьи я получал заключение: «Отказать без рассмотрения». Это значит, главный редактор просмотрел статью, посчитал, что она настолько не соответствует тематике журнала, что ее даже рецензентам давать не стал. При этом не пишет, что статья плохая, а: «Эту статью следует публиковать в более специализированном журнале». Ну что же – иду в другой «более специализированный» журнал. Над Редколлегией и главным редактором больше судьи нет – как редколлегия решит, так оно и будет. Решат не публиковать (конечно, не просто так, а с аргументами) – не сделаешь ничего. Пути два – идти в другой журнал или переделывать статью, чтобы она соответствовала требованиям журнала.

Автор постоянно в своем ответе уводит в сторону от рассматриваемого вопроса. Рецензент сказал, что ЗЖ (буду так для краткости) не публикует данные по численности птиц какого-либо локального региона без их анализа. Для сведения автору: «локальный» не значит «провинциальный». Есть ряд отличных статей по численности чаек столичного региона – Московской области. Однако, там автор, зная требования ЗЖ, идет публиковаться в Орнитологию, хотя уровень и обоснованность тех статей куда выше рецензируемой статьи В.А.Валуева. И – наоборот: берется совсем маленький регион – Москва – дается численность уток в Москве, но с подробным интереснейшим статистическим анализом. И ЗЖ статью принимает.

Первую рецензию нахожу верной, осмысленной и корректно написанной. Со своей стороны хотел бы подчеркнуть полную непрозрачность методики. Автор пишет о маршрутах, в то же время приводит большой список обследованных водоемов. Как подсчеты птиц на этих водоемах вошли и вошли ли в маршрутные данные? Не ясно. Далее (знаком я с методикой Ю.С.Равкина) – что это за  методика такая, по которой: хочу применяю понижающий коэффициент – и тогда у меня птиц всего несколько десятков, а хочу нет – тогда у меня их тысячи? И опять – что это за методика такая, если вид исчезает с Башкирии, например, малая чайка, для которой автор опирается на численность менее ста особей, а в скобках приводит [4253]. Так что, автор сам не верит в методику Ю.С.Равкина? Далее – он рекомендует вид в Красную Книгу. А я чиновник, принимающий решение, «академиев не кончал, всякие там ваши понижающие коэффициенты знать не желаю – вот цифра – 4253, какая Красная книга»! У меня все время возникает вопрос – а для чего автор все это пишет?

Вопросов масса – учеты до 2006 г. проводились по тем же маршрутам, что и после? В статье об этом ни слова, тогда возникает вопрос о совместимости результатов.

Автор не желает делать анализ, сразу говоря (в ответе рецензенту), что причины падения численности не ясны. Нужно показать, что не ясны. Провести анализ в зависимости от площади пригодных биотопов, кормности, показателей изменения климата. Если не получится связи, вот тогда можно заявить – причина не ясна. И видел я именно по озерной чайке такие статьи – проведен анализ, причина не выявлена, заключения автора: причина не ясна. И такие статьи вполне приняты в журналах. Ну, не принимает Зоологический журнал статей по динамике численности без анализа, да еще и соответствующего уровня, со статистикой. Даже намека нет этого в данной статье.

Характер полученного автором материала не ясен, хоть он и работал 10 или 11 лет. Систематическое заключение о том, что доказаны два подвида у Халея, к тематике статьи вообще отношения не имеет – автор не проводил исследований по систематике вида.

Не соответствует статья тематике Зоологического Журнала. При этом повторяю – это не значит, что она плохая. Советую автору попробовать Русский Орнитологический Журнал, высока вероятность, что туда ее примут. Ну, а если автор хочет опубликоваться именно в Зоологическом – тогда придется слушать рецензентов, а не называть их безответственными, легкомысленными и заносчивыми. Выбор за автором.

По моему мнению, в настоящем виде статья не может быть опубликована в Зоологическом Журнале.