Обзор распространения птиц Башкортостана: отряды Гагарообразные, Поганкообразные, Пеликанообразные и Аистообразные (1840-2007 гг.)

Валуев В.А.

ValuyevVA@mail.ru

Волжско-Камский орнитологический вестник. Вып. 1. Чебоксары, ИП Кувшинская В.Г., 2008. С. 12-16.

В данном сообщении приводятся результаты наблюдений разных исследователей по распространению 16 видов указанных отрядов на протяжении почти 170 лет. Указываются обилие и примерное количество особей в трёх регионах республики – Предуралье, горной части и Зауралье.

Введение

Данные по изучению орнитофауны современной территории Башкортостана довольно скудны. В середине XIX в. здесь работал Э.А. Эверсманн, в 1891 г. с весны по осень свои работы в Предуралье и частично в горах проводил П.П. Сушкин, в 1920-1950 гг. на Южном Урале (не затрагивая территорию Предуралья) вёл изыскания С.В. Кириков, в 1974-1976 гг. исследования всех трёх регионов Башкортостана проводились экспедицией под руководством В.Д. Ильичёва и В.Е. Фомина. В 1960-1980 гг. местными орнитологами проводились лишь фрагментарные исследования. С 1980-х гг. началось планомерное изучение орнитофауны республики. Особенно основательно оно стало проходить с 2000 г., когда появилась автомобильная и компьютерная техника, экономившая массу времени.

Непосредственно наши наблюдения за орнитофауной республики происходили в 1981-2007 гг.

Материал и методы

При исследовании птиц Башкортостана мы использовали как маршрутные учёты, так и регистрацию видов с одного места наблюдения. В зависимости от сложности и разнообразия ландшафта, а также от поставленной задачи, изучение местности проходило в период от одного до 40 дней. Так, если нужно было уточнить миграционный режим и характеристику какого-либо крупного водоёма и его окрестностей как «перевалочной базы» и места отдыха для птиц, выявления гнездящихся видов и их численности, например, оз. Бол. Толпак, то мы устраивали там постоянный лагерь с III декады апреля по II декаду июня. Если требовалось уточнить видовой состав степного участка, проводились однодневные маршруты. При изучении видового состава небольшого озера и его окрестностей устраивался трёхдневный бивак и т.п.

При изучении количественного состава птиц на водоёмах считались все особи поголовно, без применения каких-либо формул. На маршрутных учётах использовалась методика Ю.С. Равкина (1967). При обработке данных применялся понижающий коэффициент (Валуев, 2004). Смысл этого коэффициента сводится к уменьшению ошибки определения обилия при учётах по методике Ю.С. Равкина (1967). Он представляет собой отношение количества биотопов (учётов), в которых обнаружен вид (каждый биотоп или учёт берётся за единицу, несмотря на обилие в нём вида), к общему количеству исследованных биотопов (пройденных учётов):

где K – понижающий (экстраполяционный) коэффициент;

Bo – количество учётов, на которых обнаружен вид;

n – общее количество проведённых учётов.

Бальная оценка обилия птиц дана по А.П. Кузякину (1962), где:

весьма многочисленный вид – 100 и более особей/кв.км;

многочисленный – 10-99;

обычный – 1-9;

редкий – 0,1-0,9;

очень редкий – 0,01-0,09;

чрезвычайно редкий – 0,001-0,009.

Наблюдения за птицами велись при помощи 8-кратного бинокля и подзорной трубы 30?60. Кроме того, проводились видеосъёмки, которые помогали подсчитывать количество птиц в стаях во время анализа материала. При идентификации видов пользовались справочниками-определителями (Рябицев, 2002; Heinzel u.a., 1983; Sinclair et al., 1993). В видовых очерках в скобках указано обилие вида в особь/кв. км.

Характеристика районов и сроков работ

Башкирия занимает пространство между 51°31′ и 56°25′ северной широты и 53°10′ и 60°00′ восточной долготы. Протяжённость её с запада на восток составляет 450 километров, с севера на юг – 550 километров; занимаемая площадь – 143,6 км? (Хисматов, 1979, 1987). Предуралье Башкирии лежит в провинции высокого лесостепного Заволжья на восточной окраине Русской равнины. Перепад высот над уровнем моря от 58,7 м в устье р. Белой и до 1640 м (г. Ямантау). Доля территории с абсолютными отметками до 500 м над уровнем моря составляет 81,1%; от 500 до 1000 м – 18,6%; выше 1000 м – 0,3% от площади всей республики. Южные отроги Уральских гор занимают более ? территории Башкортостана (Хисматов, 1979). Зауральский степной район представлен пониженными, увалистыми и увалисто-мелкосопочными равнинами. В северной половине этого региона имеется ряд крупных озёр.

Предуралье и горная часть республики изучалась нами в 1981-2007 гг.; Зауралье Башкортостана – в 2000 г., 2003-2007 гг.

Результаты

Краснозобая гагара Gavia stellata. Э.А. Эверсманн (1866) находил её на Зауральских озёрах. На основе данных, полученных исследователями, изучавших прилегающие к Уфимской губернии территории, П.П. Сушкин (1897) только предполагал посещение краснозобой гагарой северо-западных её границ, но сам её не встречал. Как на редкую пролётную птицу по долине р. Камы указывают на неё В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). На Павловском водохранилище в Нуримановском районе краснозобая гагара была добыта 2 ноября 2005 г. Всё перо было свежее.

Мы встретили одиночную птицу на пруду близ пос. Киргиз-Мияки Миякинского района 1 ноября 2002 г. (Валуев, 2004а).

Лимитирующие факторы – отстрел, рыболовецкие сети.

Чернозобая гагара Gavia arctica. Э.А. Эверсманн (1866) находил этот вид в Зауралье. П.П. Сушкин был уверен в её гнездовании по всем уездам Уфимской губернии. В районе своих исследований С.В. Кириков (1952) гнездование этой птицы отмечал лишь на оз. Толкас Баймакского района. Он же указывал на остановку чернозобой гагары на прудах под Каноникольском и Зилаиром (Зилаирское плато). Наблюдалась 21 мая 1962 г. на пруду д. Алга в Давлекановскоом районе (личн. сообщ. М.Г. Баянова). В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) считают этот вид исчезнувшим на гнездовье в Предуралье. На Нугушском водохранилище 18 июня 1985 г. одиночную особь встретил С.А. Нехорошков (1989). В середине июля 2002 г. птицу с 2 птенцами отметила на оз. Кандры-куль Л.Ф. Галиева (2002).

Мы встречали одиночных птиц в Предуралье 26 апреля 2002 г. на оз. Шингак-куль Чишминского района; в Зауралье 25 мая 2003 г. на оз. Калкан Учалинского района и 27 мая 2003 г. на оз. Толкас Баймакского района. В горах чернозобая гагара нами не встречена.

Таким образом, чернозобая гагара на территории Предуралья в середине XIX в. не встречалась, а в конце этого века стала обыкновенной. В XX в. она практически исчезла из этого региона, не считая нескольких встреч. В Зауралье республики является чрезвычайно редкой в течение всех полутора веков.

Лимитирующие факторы – отстрел, рыболовецкие сети.

Черношейная поганка Podiceps nigricollis. Э.А. Эверсманн (1866) считал эту поганку распространённой по всему Оренбургскому краю. П.П. Сушкин (1897) встречал её также повсеместно. Весной 1929 г. добыта С.В. Кириковым (1952) на пруду с. Каноникольское Зилаирского района и наблюдалась им летом 1945 и 1946 гг. на р. Южный Узян в Башкирском заповеднике. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) находили её гнездящейся на озёрах Аслы-куль Давлекановского района и Кандры-куль Туймазинского района, в низовье р. Белой и по среднему течению р. Дёмы. В Зауралье они нашли её немногочисленной гнездящейся птицей по озёрам Абзелиловского и Учалинского районов.

Самая ранняя встреча нами этого вида – 24 апреля, самая поздняя – 3 октября. В весеннее время в Предуралье черношейная поганка является редким видом (0,3) численностью, приблизительно, 25-30 тыс. особей. Летом и осенью количество птиц этого вида уменьшается не намного (0,24) и (0,1) соответственно. В Зауралье весной это многочисленный вид (10,88), численностью 130-170 тыс. особей. Летом её количество несколько сокращается до 120-130 тыс., (8,89). В горах черношейная поганка нами не встречена.

По-видимому, пребывание черношейной поганки в Предуралье стабильно, т.к. указание В.Д. Ильичёва и В.Е. Фомина (1988) на отрывочность наблюдения этого вида показывает лишь на то, что они наблюдали этот вид там, где останавливались. И, по нашему мнению, это не указывает на отсутствие этой поганки в Предуралье. На территории Зауралья республики явственно выражена флуктуация вида с полувековым диапазоном. Как видно из изложенного выше, в середине XIX в. черношейная поганка была обычной птицей в этом регионе. Данные о состоянии этого вида в конце XIX в. отсутствуют, но в первой половине XX в. она уже там не наблюдалась. Вряд ли С.В. Кириков мог не замечать присутствие черношейной поганки на Зауральских озёрах. В 1970-х гг. этот вид вновь появляется на этой территории, а в начале XXI в. становится обычным на гнездовании. В горах черношейная поганка встречалась единично, притом только в первой половине XX в.

Лимитирующие факторы – отстрел, рыболовецкие сети.

Красношейная поганка Podiceps auritus. Э.А. Эверсманн (1866) лишь указывал на наличие красношейной поганки в Оренбургской губернии. П.П. Сушкин (1897) указывал: «Плеске отмечает, что она обыкновенна на гнездовье в Бирском уезде. Я находил этот вид гнездящимся в Уфимском, Бирском и Белебеевском уездах». В пределах района работ наблюдалась С.В. Кириковым (1952) только на пролёте, на пруду у с. Каноникольское в 1929 г. В очерке про этот вид он указывает сезон наблюдения этого вида – весну, а в очерке про черношейную поганку утверждает, что все виды поганок добыты им осенью. На гнездовье красношейная поганка найдена В.Д. Ильичёвым и В.Е. Фоминым (1988) только на озёрах Аслы-куль и Кандры-куль. В Зауралье они считали её редкой птицей по озёрам Абзелиловского и Учалинского районов.

Самая ранняя дата регистрации нами этого вида на территории Башкортостана 3 мая, самая поздняя – 5 августа. В последнее десятилетие этот вид практически исчез с водоёмов республики (Валуев, 2002). В Предуралье во время весеннего пролёта находится около сотни красношейных поганок, т.е. этот вид чрезвычайно редок (0,001). Летом, в этом регионе, гнездятся единицы. На осеннем пролёте территорию Предуралья посещают несколько десятков этих птиц. В Зауралье во время весенних миграций красношейная поганка находится в категории «очень редкий вид» (0,03) – в данном регионе насчитывается 400-500 особей. В репродуктивный период здесь гнездится 50-60 пар. В горах эта поганка нам не встречалась.

Судя по приведенным данным, динамика распространения красношейной поганки на территории Башкортостана следующая. В Предуралье в середине XIX в. она чрезвычайно редка. В конце XIX в. становится обычным видом. В 1970-х гг. опять находится в категории «чрезвычайно редкий вид» и остаётся в ней же до сего времени. В Зауралье республики в середине XIX в. красношейная поганка была чрезвычайно редка. В первой половине XX в. отсутствовала. С 1970-х гг. до сего времени является «чрезвычайно редким видом». В горах наблюдалась только в первой половине XX в., причём единично.

Лимитирующие факторы – отстрел, рыболовецкие сети.

Серощёкая поганка Podiceps grisegena. Хотя П.П. Сушкин (1897) считал её местами довольно обыкновенной, но нашёл лишь под Уфой и в Белебеевском уезде. В пределах района работ наблюдалась С.В. Кириковым (1952) только на пролёте, на пруду с. Каноникольское, где осенью 1929 г. была им добыта. В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988) нашли её на гнездовье в Предуралье на озёрах Аслы-куль Давлекановского района и Шингак-куль Чишминского района; в Зауралье – на озёрах Северное и Малое Улянды, и на озере возле д. Исенгельды. Абзелиловского района, а также на оз. Карагайлы Учалинского района

По нашим подсчётам, в весеннее и летнее время в Предуралье насчитывается всего несколько десятков этих птиц, а осенью около одной сотни (0,001), т.е. серощёкая поганка является чрезвычайно редким видом. В Зауралье весной и летом эта птица находится в категории «очень редкий вид», её насчитывается 200-300 особей, (0,02). В горах нами не встречена.

Таким образом, серощёкая поганка в середине XIX в. отсутствовала на всей территории Башкортостана. В Предуралье была очень редка в конце XIX в. (т.к. П.П. Сушкин, кроме Уфы, нигде больше в Уфимском уезде её не обнаружил) и с 1970-х гг. до сего времени является «чрезвычайно редким видом». В Зауралье появилась на гнездовье только во второй половине XX в. В горах единичные особи наблюдалась только в первой половине XX в.

Лимитирующие факторы – отстрел, рыболовецкие сети.

Чомга Podiceps cristatus. Э.А. Эверсманн (1866) отмечал этот вид по всей Оренбургской губернии. П.П. Сушкин (1897) находил чомгу обыкновенной на гнездовье по всем стоячим водоёмам Уфимской губернии, и указывал, что на пролёте эта птица останавливается и на реках. На территории своих исследовательских работ наблюдалась С.В. Кириковым (1952) только на весеннем и осеннем пролётах – на пруду с. Каноникольское 1929 г. и с. Зилаир. Немногочисленной птицей её считали В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

Самая ранняя дата регистрации нами чомги произошла 24 апреля, самая поздняя – 3 октября. В настоящее время гнездится почти по всем крупным озёрам Предуралья и Зауралья. Наиболее выражен весенний пролёт, который продолжается до первых чисел июня. В это время птицы летят стайками по 10-20 особей. На территории Предуралья Башкортостана большая поганка весной редка (0,56), численность её составляет около 45-60 тыс. особей. Летом в Предуралье она остаётся в категории «редкий вид», хотя её количество снижается до 30-40 тыс. (0,37). Осенью чомга становится в этом регионе очень редким видом (0,03), численностью 2-3 тыс. птиц. В Зауралье во время весеннего перелёта большая поганка является многочисленным видом (11,46). В этот период её количество достигает 150-170 тыс. особей. Весенний пролёт продолжается и в июне. Так, 1 июня мы наблюдали стайку из 19 птиц, летевшую неправильным клином на север. Летом численность чомги сокращается до 110-130 тыс. экземпляров, она попадает в категорию «обычный вид», (8,6). В горах эту птицу мы встречали только на осенних миграциях. В это время она находится в категории «редкий вид» (0,27). Численность её в регионе в этот сезон составляет 7-12 тыс. особей.

Если вкратце изложить динамику чомги на территории республики, то она выглядит следующим образом. В Предуралье Башкортостана с середины и до конца XIX в., а также в 1970-х гг. она является обычной птицей. В 1980-2007 гг. чомга становится редким на гнездовании видом. В Зауралье Башкортостана в середине XIX в. была обычной, а в первой половине XX в. исчезла, появившись лишь во второй половине этого века.

Лимитирующие факторы – отстрел, рыболовецкие сети.

Розовый пеликан Pelecanus onocrotalus. Летящая птица была зарегистрирована 20 июля 1997 г. Л.Ф. Галиевой (2002) в районе оз. Кандры-куль Туймазинского района. Ослабевшую птицу (устн. сообщ. Л.А. Едрёнкиной), отставшую от стаи, насчитывавшей 13 этих птиц, подобрал 3 апреля 1998 г. на льду ещё не вскрывшейся р. Белой житель Дюртюлинского района (Валуев, 2004а).

Кудрявый пеликан Pelecanus crispus. По П.П. Сушкину (1897) две-три пары кудрявых пеликанов ежегодно гнездились в 1890-х гг. на болоте Берказан-камыш, возле оз. Аслы-Куль Давлекановского района. Таксидермист А.А. Крыгин (устн. сообщ.) наблюдал 16 мая 2004 г. пару этих птиц, кружащихся над р. Дёма в окрестностях г. Уфы.

Большой баклан Phalacrocorax carbo. В первой половине мая 1891 г. в течение нескольких дней одиночную особь наблюдал П.П. Сушкин (1897) на оз. Аслы-куль.

Мы наблюдали 19 особей 18 августа 2002 г. на рыборазводных прудах в окрестностях д. Бала-Четырман (Баянов, Валуев, 2002); отлетели эти птицы 14 октября. На следующий год в конце апреля на Андреевском пруду (недалеко от д. Бала-Четырман) появилась только одна особь большого баклана (устное сообщение сторожа этого пруда). Одиночную птицу мы зарегистрировали в окрестностях д. Бала-Четырман 17 июня 2004 г.

Лимитирующие факторы – отстрел, рыболовецкие сети.

Большая выпь Botaurus stellaris. Э.А. Эверсманн (1866) встречал этот вид по всему Оренбургскому краю. Всюду в Предуралье находил её П.П. Сушкин (1897). Лишь однажды встретил её С.В. Кириков (1952) – 3 мая 1932 г. возле пос. Крепостной Зилаир. По В.Д. Ильичёву и В.Е. Фомину (1988) в гнездовой период большая выпь встречалась на озёрах Аслы-куль и Шингак-куль, очень редка была в пойме р. Белой и по среднему течению р. Дёма, а в Зауралье являлась немногочисленной, повсеместно гнездящейся птицей.

В настоящее время широко распространённый в республике вид, встречающийся почти во всех подходящих для него биотопах. Самая ранняя дата встречи нами большой выпи произошла 16 апреля, самая поздняя – 18 августа. В Предуралье весной большая выпь является редким видом (0,13), летом очень редким (0,05), в августе – чрезвычайно редким (0,001). Численность её в эти периоды составляет 10-14 тыс., 4-5 тыс. и несколько сотен особей соответственно. В Зауралье в мае эта птица является редким видом (0,12), численностью 1-2 тыс.; в репродуктивный период очень редким (0,09) – 0,7-1,5 тыс. особей. В горах мы этих птиц не встречали.

Просмотр мониторинга большой выпи показывает. На территории Предуралья в XIX в. она была обычным видом, с 1970-х гг. по настоящее время является редким. В Зауралье республики в середине XIX в. этот вид был обычен, в первой половине XX в. отсутствовал, с 1970-х гг. большая выпь появилась вновь, оставаясь до сих пор редким видом. В горах зарегистрирована только единичная встреча в 1932 г.

Лимитирующие факторы – отстрел.

Малая выпь, или волчок Ixobrychus minutus. Севернее южных предгорий Уральского хребта Э.А. Эверсманн (1866) эту птицу не встречал. По П.П. Сушкину (1897, стр. 81): «Плеске только раз встретил эту птицу на нижнем течении Белой. По моим наблюдениям изредка встречается в долине Белой, по её среднему и нижнему течению; но гнездится ли здесь – не известно». М.Г. Баянов встретил одну птицу на Искинской старице возле д. Локотки Уфимского района 16 июля 1967 г. (личн. сообщ.). Как очень редкую птицу в низовье р. Белой, довольно обычной у южных границ республики и немногочисленной гнездящейся в Зауралье считают её В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Гнездящуюся птицу наблюдали в окрестностях г. Мелеуз О.А. Торгашов и Д.О. Гимранов (устн. сообщ.).

Нам эта птица встретилась только раз – 2 августа 2001 г. в Мелеузовском районе, на левобережном мелководье широтного течения р. Белой, в 2 км выше от места впадения в неё р. Мелеуз (Валуев, 2004а).

Лимитирующие факторы – отстрел.

Кваква Nycticorax nycticorax. К залётным птицам относил квакву П.П. Сушкин (1897). Одиночную птицу наблюдали в низовьях р. Белой в сентябре 1975 г. в районе с. Русский Ангасяк В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988).

Пару птиц, сидящих на тополе, на берегу р. Дёма мы встретили 26 апреля 1999 г. в окрестностях пос. Чишмы. В опубликованной раннее статье (Валуев, Валуев, 2001) произошла опечатка – вместо 26 апреля было указано 26 августа – которая перешла в статью (Валуев, 2004а).

Лимитирующие факторы – отстрел.

Жёлтая цапля Ardeola ralloides. Добыта таксидермистом А.А. Крыгиным в Бирском районе на Криушинской старице р. Белой в окрестностях д. Калиники в октябре 2001 г. (Валуев, 2002).

Лимитирующие факторы – отстрел.

Большая белая цапля Egretta alba. В Учалинском районе в 1960-х гг. её встретил студент кафедры зоологии БашГУ В.Г. Боев (устн. сообщ. М.Г. Баянова). В августе–сентябре 1995 г. восемь особей отмечались И.А. Лоскутовой (1997) в заповеднике «Шульган-Таш» и его окрестностях. О.А. Торгашов (2003) сообщает, что белую цаплю встречали: в июне 1995 г. на р. Урюк (нац. парк «Башкирия», прим. автора) – И.А. Богданова, а в конце октября 2001 г. на р. Иргизла (окрестности заповедника «Шульган-Таш», прим. автора) – Я.Н. Кильдияров. Охотовед И.Л. Бобровский (устн. сообщ.) весной 1999 г. наблюдал белую цаплю в окрестностях Нугушского водохранилища. В 2007 г. в Краснокамском районе одну особь встретили студенты биологического факультета БашГУ М.А. Фоминых и А.В. Пономарев (устн.сообщ.).

На территории республики отмечалась нами в мае 1984 г. в окрестностях оз. Большой Толпак и 7 сентября 2002 г. в Чишминском районе в окрестностях д. Санжаровка, где от серой цапли у неё появился птенец, успешно поднявшийся на крыло.

Лимитирующие факторы – отстрел.

Серая цапля Ardea cinerea. Очень обыкновенной птицей во всём Оренбургском крае эту птицу считал Э.А. Эверсманн (1866). «Плеске наблюдал её на нижнем течении Белой только 2 раза и по моим наблюдениям цапля встречается сравнительно редко» (Сушкин, 1897, стр. 82). Pедким видом южной части лесостепной зоны Южного Урала её считал С.В. Кириков (1952). Как на редкую пролётную и бродячую птицу на неё указывают В.Д. Ильичёв и В.Е. Фомин (1988). Почти во всех районах Башкортостана её регистрировал М.Г. Баянов (2003).

Молодая птица, добытая 3 октября 2007 г. на Маканском водохранилище была жирная. Содержимое её желудка составляли водные растения и надкрылье крупного жука. В стадии линьки находилось немного перьев на головных птерилиях, шее, плечах и бёдрах. Остальные перья были свежими.

Нами за последнюю четверть века она отмечается повсеместно в присущих ей биотопах. Самая ранняя встреча нами птиц этого вида произошла 17 апреля, самая поздняя – 3 октября. В Предуралье в весенний период серая цапля является редким видом (0,67), летом обычным (1,4), осенью опять редким (0,35). Численность её в эти сезоны соответственно составляют 60-65 тыс., 120-140 тыс. и 25-40 тыс. особей. На территории Зауралья Башкортостана в мае этот вид редок (0,13), численностью около 2 тыс. экземпляров. В июне количество серой цапли возрастает почти в 4 раза, до 9 тыс. особей, (0,63). В горах весной она нам не встречалась. Летом этот вид здесь редок (0,03), численностью 0,7-1,5 тыс. особей; во время осенних миграций её количество возрастает до 4-6 тыс. птиц (0,15).

По изложенным выше данным можно констатировать, что на территории Предуралья в середине XIX в. была обычной птицей. К концу этого века стала очень редкой, какой и оставалась до 1970-х гг. Затем численность её начала расти, и серая цапля стала обычной. В Зауралье республики этот вид в середине XIX в. был обыкновенным, а в XX в. – редким, каким и остаётся по нынешнее время. В горах в XX и XXI вв. остаётся редким видом.

Лимитирующие факторы – отстрел.

Чёрный аист Ciconia nigra. Э.А. Эверсманн (1866) был уверен, что этот вид распространён по всему Оренбургскому краю, но везде не многочислен. П.П. Сушкин (1897) указывал, что Плеске нашёл его довольно обыкновенным по нижнему течению р. Белой. Сам автор встречал его в равнинной части повсеместно, где есть леса. Пара чёрных аистов гнездилась к юго-западу от с. Каноникольское (Кириков, 1952). Встречен он в окрестностях Нугушского водохранилища С.А. Нехорошковым (1989). Одиночных птиц в низовье рек Урюк и Нугуш несколько раз наблюдали охотоведы Ю.Л. и И.Л. Бобровские.

Мы встретили одиночную птицу в Мелеузовском районе 17 июня 2002 г. в пойме р. Кургашлы, впадающей в р. Нугуш.

Таким образом, чёрный аист на территории Предуралья в XIX в. был обычен, а в XX в. исчез. В Зауралье был обычен в середине XIX в., больше там не регистрировался. В горах отмечен лишь в XX в. и только в двух местах.

Литература:

Баянов М.Г. 2003. Серая цапля в Башкортостане. – Итоги биологических исследований (Вып. 7): Сборник научных трудов. Уфа: 27-29.

Баянов М.Г., Валуев В.А. Большой баклан в Башкирии // Биоразнообразие и биоресурсы Урала и сопредельных территорий: Материалы II международной конференции. Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2002. С. 150.

Валуев В.А. 2002. К авифауне лесостепи Предуралья Башкирии. – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 69-71.

Валуев В.А. 2004. Экстраполяционный коэффициент как дополнение к учёту численности птиц по методике Ю.С. Равкина (1967) для территорий со значительной ландшафтной дифференциацией. – Вестник охотоведения, 1 (№3). М.: 291-293.

Валуев В.А. 2004. Обзор летней орнитофауны Предуралья и Южного Урала (отряды: гагарообразные, поганкообразные, веслоногие, аистообразные, фламингообразные, гусеобразные). – Вестник Башкирского университета. № 1. Уфа: 35-41.

Валуев В.А., Валуев К.В. 2001. Новые наблюдения редких птиц в Башкирии. – Итоги биологических исследований. Вып. 6. Сборник научных трудов. Уфа: 161-163.

Галиева Л.Ф. 2002. Интересные встречи птиц в Нагаево и на озере Кандры-куль в Башкирии. – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 86-87.

Ильичёв В.Д., Фомин В.Е. 1988. Орнитофауна и изменение среды (на примере Южно-Уральского региона). М.: 247 с.

Кириков С.В. 1952. Птицы и млекопитающие в условиях ландшафтов южной оконечности Урала. М.: 412 с.

Кузякин А.П. 1962. Зоогеография СССР. – Учен. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К. Крупской. т. 109. М.: 3-182.

Лоскутова И.А. 1997. Дополнение к фауне гнездящихся птиц государственного заповедника «Шульган-Таш». – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 98-99.

Нехорошков С.А. 1989. К летнему населению птиц природного парка «Башкирия» (Южный Урал). – Всесоюзное совещание по проблеме кадастра и учёта животного мира. Уфа: 177-180.

Равкин Ю.С. 1967. К методике учёта птиц в лесных ландшафтах. – Природа очагов клещевого энцефалита на Алтае. Новосибирск: 66-75.

Рябицев В.К. 2002. Птицы Урала, Приуралья и Западной Сибири: Справочник-определитель. Екатеринбург: 608 с.

Сушкин П.П. 1897. Птицы Уфимской губернии. – Материалы к познанию фауны и флоры Рос. имп. Отд. зоол. Вып. 4. М.: 331 с.

Торгашов О.А. 2003. Птицы национального парка «Башкирия». – Материалы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: 213-241.

Хисматов М.Ф. 1987. Башкирия моя. Уфа: 160 с.

Хисматов М.Ф. 1979. Башкирия (Экономо-географический очерк). 2-е изд., перераб. и доп. Уфа: 192 с.

Эверсманн Э.А. 1866. Естественная история птиц Оренбургского края. Казань. 621 с.

Heinzel H., Fitter R., Parslow J. 1983. Pareys Vogelbuch: alle V?gel Europas, Nordafrikas und des Mittleren Ostens. Hamburg; Berlin: 334 S.

Sinclair I., Hayman Ph.,Tarboton W. 1993. Field Guide to the Birds of Southen Africa. Cape Town, Singapore: 426 p.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *